в  защиту  политзаключенных
«For Will to Freedom!»
против  политических  репрессий
«Наша воля к победе не должна иметь границ,
пока мы в неволе...»
«ЗА ВОЛЮ!»-в защиту политзаключённых-против политических репрессий
События   |   Публикации   |   Подшивка газеты   |   Авторы   |   Рубрики   |   Newspaper in English
 Подшивка газеты  >  #13 - 2008 г    Четверг, 23 ноября 2017, 06:51 
Главная
  • Узники режима
  • Практическая информация
  • Кто был
  • ЗэКаТворчество
  • Книга - лучший подарок
  • Фото
  • Гостевая книга
  • Помощь юриста на сайте
  • Ссылки

  •  
    от Flexum.ru

    Подписка на рассылку:
     
     
    Голосование

    Политические репрессии в Казахстане

    для печати  


    Итак, страна продолжает вдыхать полной грудью фимиам всех прелестей, сообщаемых диктатором Путиным. Для протестующих все уже ясно, а послушному быдлу нечего объяснять.
    Я постараюсь изложить скупые сведения кровавой истории другого диктатора, путинского дружбанделя Назарбаева. Диктатора Казахстана, по сравнению с которым наш - пока еще просто мальчик. О борьбе политических оппозиционных активистов Казахстана, и репрессиях в отношении них.

    рис. Ильи Романова
    (рис. Ильи Романова)

    Казахстан - богатейшая республика нашей некогда единой страны, ныне сваливается во все большую долговую яму мирового глобализма. Нищета населения достигает чудовищных размеров; Запад цинично называет это «латиноамериканским синдромом». Перерабатывающие отрасли экономики были принципиально «грохнуты» Назарбаем. Благо на территории страны имеются большие запасы нефти - Назарбаев лихо распродает их иностранным, преимущественно американским, ТНК, за личные подношения в карман его семейства. Кстати, все руководящие должности государства занимают исключительно родственники Назарбаева либо его хорошие друзья. Вместе с Путиным и америкосами Назарбай любитель устраивать показушные «контртеррористические учения». Их стараются провести там, где живет больше русских (Восточный Казахстан)- чтоб и помыслить не смели… Среди оставшихся в Казахстане русских сильны оппозиционные настроения, особенно среди проживающих на востоке казаков.
    Но к многочисленным массовым восстаниям исключительно национального населения - казахов, привела земельная реформа, учрежденная по прямому указанию Назарбаева. Вся земля перешла в исключительное ведение местной исполнительной власти, действующей строго под контролем из Астаны, новой столицы Казахстана, проще говоря, имения нового хана Назарбая. Землю распродают богатым китайцам, иностранным компаниям и местным баям. Сельские казахи перестали видеть наличные деньги - они вкалывали за мешок крупы или картошки. Так начался массовый исход в «шанхаи» - самодельные постройки типа хижин, сооруженные в пределах спальный районов крупных городов Казахстана теми, кто бежал из деревень пополнить армию городских работяг и обслуги офисов ТНК. Хитрые акимы (аналог наших мэров и губеров) выдавали на эти хижины «разрешения». Как только очередной строительный монстр скупал дорогую землю вблизи Алматы, Астаны и подобных вавилонов, работяг попросту выкидывали на улицу, а менты и ОПОН (аналог нашего ОМОНа), еще и резвились дубинами и газом над ними - видимо, для тренировки.
    Но, обо всем - по порядку.

    Дело Пугачева
    С середины 90-х годов Назарбай дал указание основной силовой структуре Казахстана - КНБ (аналог нашего ФСБ), по борьбе с «русским автономизмом». Это было вызвано, с одной стороны, высокой протестностью населения Рудного Алтая со столицей в Усть-Каменогорске, и казаков в Кокчетаве, по отношению к устанавливающейся национально-феодальной деспотии Назарбая. С другой стороны, высшей казахской заднице, сидящей на нефтебаксах, страсть как нужна была дружба Америки. Ожидался визит госсекретаря США Олбрайт в Астану, который и состоялся в начале 2000 года. Ей Назарбаев отчитался об уже проделанной «демократическим» Казахстаном работе по борьбе с международным терроризмом. Спецслужбы сообщили ей о «пресеченной» властями Казахстана попытке русского сепаратистского мятежа в Восточно-Казахстанской области, которым должна была руководить специально прибывшая из России группа боевиков во главе с лидером организации «Русь» Виктором Казимирчуком по прозвищу «Пугачев».
    По этому делу в Усть-Каменогорске в ноябре 1999 года было арестовано 14 человек. По словам спецслужб, у них было изъято 1 ружье, 1 граната, 270 патронов, 14 бутылок с зажигательной смесью, 5 дубинок и 4 электрических фонарика. По делу проходило изъятие 4 автоматов, однако, как вещдоки к суду они исчезли.
    Казимирчук приехал в Казахстан из России, по приглашению русских национальных организаций Усть-Каменогорска и местного отделения Коммунистической Партии Казахстана. Другие арестованные были также выходцами из России - журналисты, специалисты, работающие по приглашению в Казахстане. Были и те, кто имел навыки вооруженного сопротивления - люди, воевавшие ранее в Приднестровье.
    Судя по всему, эта группа должна была поддержать вооруженным путем референдум об автономии Рудного Алтая, который проходил в то время на этой территории и исход которого обещал стать положительным.
    Ночью 18 ноября 1999 года группа Пугачева была захвачена сотрудниками КНБ и ОМОНом МВД Казахстана. Первоначальные допросы шли трое суток без перерыва. Из 14 арестованных признательные показания подтвердили в суде четверо - все они впоследствии за «сотрудничество» были осуждены условно.
    К членам «группы Пугачева» применили чудовищные пытки. Избивали их по ночам, прямо над протоколами допросов - в суд были переданы тома уголовного дела со страницами, залитыми кровью. Казимирчуку сломали ребра, кинули в камеру с целлофаном на окне - у него мгновенно развилась пневмония. Казахские опера разрешили врачам колоть ему только пенициллин и только с тем условием, «чтобы дожил до суда». Однако, Пугачев дожил до своего освобождения. Никаких показаний спецслужбам и суду Виктор Казимирчук не дал.
    Среди арестованных была женщина, Васильева Ольга, ее также пытали, и насиловали звери из КНБ.
    Один из задержанных, Иванов, был выпущен на свободу и депортирован в Россию, так как имел депутатский статус. Вскоре, он умер от полученных на допросах травм.
    В июне 2000 года состоялся судебный процесс над пугачевцами. Отвечая на возможные упреки в «национализме», отмечу, что судья была русской. Сволочью. Красивая женщина с красивой улыбкой, она приглашала в зал суда оперов со словами: «Оперативники, успокойте Казимирчука!», когда Пугачев заявлял какие-либо ходатайства. Его выволакивали в коридор и соответственно «успокаивали», благо суд проходил… в здании следственного изолятора. Заодно, на глазах Пугачева опера избили и его мать, приехавшую из России на «открытый процесс».
    Многие арестованные пугачевцы, давшие под пытками признательные показания, даже такие нелепые, как план о захвате космодрома Байконур, отказались от своих показаний, и рассказали о тех издевательствах, которые применяли к ним для получения таких показаний.
    Виктор Казимирчук был приговорен к 19 годам лишения свободы, Константин Семенцов - к 16 годам, Владимир Чернышов - к 17 годам, Альберт Уракаев - к 14 годам, еще шестеро пугачевцев получили от 10 до 13 лет лишения свободы.
    На сегодняшний день все, кроме Семенцова, освобождены условно-досрочно. Освобождение было связано и с протестами общественности относительно чудовищного приговора, и с конфликтом российского консульства по отношению к властям Казахстана (конфликт был большей частью «личняковым» - распоясавшаяся от вседозволенности судья оскорбила консула, и далее скандал переместился на дипломатический уровень), и просто с укреплением власти Назарбаева и ненужностью «международных русских террористов» его политике в дальнейшем.

    Дело уральских комсомольцев
    В ночь на 25 на 26 мая 1997 года стены зданий г. Уральска оказались исписанными граффити антипрезидентского содержания. В народе поговаривали о том, что президент чувствителен, как та невеста - и даже за весьма невинную модную тогда поговорку «Назарбаев издал пук» (то бишь президентский указ), можно было схлопотать срок по статье «оскорбление Президента». А уральские стены оказались расписаны не только пуками, но и самыми надлежащими словами в адрес Назарбая.
    По обвинению в организации преступного сообщества, злостном хулиганстве и оскорблении главы Казахстана, были арестованы глава ЛКСМ Казахстана Айнур Курманов (ему было 20 лет), и члены ЛКСМ Сергей Колоколов (28 лет) и Василий Николаев (16 лет).
    Как во всех тюрьмах Казахстана, в СИЗО комсомольцы попали в условия холода, голода, вшей и т.п. Колоколов, имевший слабое здоровье, в следственном изоляторе заболел, диагностировали сердечную и почечную недостаточность. Суд, начавшийся в январе 1998 года, постоянно переносили из-за невозможности участия Колоколова в процессе.
    Айнур Курманов в декабре 1997 г. объявил голодовку, которую продолжал более 40 дней; Василий Николаев после начала судебного разбирательства объявил сухую голодовку. Врачи указали на возможность смертельного исхода для голодающих.
    Компартия Казахстана, которая на тот момент еще не скурвилась и не стала лояльной к режиму Назарбая, оповестила левые организации мира о необходимости пикетирования посольств Казахстана, что и продолжалось в течение 5 месяцев. Благодаря протестам у посольств и «лавине писем» правительству, комсомольцы были освобождены под условный срок.
    После освобождения, в том же, 1998 году, Сергей Колоколов умер от туберкулеза, полученного в результате заражения в тюрьме, и сердечной недостаточности.
    Айнур Курманов стал известнейшим левым молодежным активистом Казахстана. Его пути с Компартией Казахстана в дальнейшем разошлись. Курманов стал одним из лидеров Рабочего Движения Казахстана «Солидарность» (РДКС). РДКС имела тесные связи с рабочим движением, и возглавлялась Мадэлом Исмаиловым. Исмаилов был политическим заключенным дважды - три месяца он отбыл в тюрьме по статье «Организация массовых беспорядков», а затем один год за то, что публично назвал политику президента подлой, а самого Назарбаева - подлецом.

    Дело Сакена и Рустема Жунусовых
    Среди политических заключенных Казахстана наиболее неоднозначными стоит назвать отца и сына Жунусовых, которые были осуждены в г. Караганде к 3 годам лишения свободы в январе 2003 г.
    Караганда - центр шахтерского региона Казахстана, имеющий также и сопутствующее производство, и большое число промышленных рабочих соответственно.
    Проблемой карагандинских рабочих, как и вообще работяг в постсоветский период, являлись длительные задержки выплаты заработной платы. Новые владельцы карагандинских предприятий без всякого стеснения имели хронические многомиллионные задолженности. Вследствие чудовищной коррупции в судах, иски отдельных рабочих были безрезультатны.
    Интересы трудовых коллективов в судах взялись представлять Сакен и Рустем Жунусовы. Они именовали себя «правозащитниками», однако, помимо юридических талантов, по всей видимости обладали организационными и криминальными способностями. Так, рабочие коллективы, где появлялись Жунусовы, начинали массовые протесты, голодовки и забастовки, буржуи становились более сговорчивыми, а судебные тяжбы практически всегда выигрывались Жунусовыми в пользу работяг.
    Таким образом, трудовым коллективам Актасского кирпичного завода, предприятия Караганда-авиа, ЖРЭП-19 и другим буржуи выплатили задолженности по зарплате на сумму более 10 миллионов долларов. Правда, Жунусовы за свои услуги брали плату в 10 % от суммы выигрыша; куда уходили эти деньги, оставим за кадром. В любом случае, действия Жунусовых показали работягам необходимость последовательной и активной позиции в отстаивании своих прав.
    Жунусовы связывают свой арест с собственной попыткой поиграть в «большую политику». Так, они решили организовать и возглавить в Караганде крыло партии Демократический выбор Казахстана (ДВК). Видимо, предприимчивому характеру Жунусовых импонировали, с одной стороны, раскрученность и радикальные лозунги этой «оранжевой» партии, с другой стороны, ее хорошее финансирование оппозиционной Назарбаеву казахской буржуазией.
    Мало того, что деятельность Жунусовых стояла властям поперек горла, последней каплей стала их активная деятельность в формировании ДВК в тот период, когда Назарбаев твердо решил пресечь радикально-оранжевые поползновения. Лидер ДВК Жакиянов был арестован и отправлен отбывать срок. Против Жунусовых было возбуждено семь уголовных дел, однако, лишить свободы их сумели только путем грубой провокации.
    В ноябре 2002 г., на очередном гражданском судебной разбирательстве, при попытке Жунусова-старшего покинуть зал суда, судья дала отмашку судебному приставу задержать Сакена. Пристав начал избивать Жунусова, в ответ на помощь отцу на пристава кинулся Рустем Жунусов. Жунусовы были арестованы и осуждены за «насильственные действия в связи с осуществлением правосудия… судьи и приставов».
    В колонии Жунусовы пользовались огромным уважением заключенных. Во-первых, они стали юридическими консультантами и составителями жалоб зеков, а во-вторых, авторитеты пояснили Сакену, что «тот, кто на воле защищал права мужика, достоин уважения».
    Через полтора года Жунусовы были освобождены досрочно. ДВК отвернулась от своих активистов; не отреагировали на арест Сакена и Рустема и коллективы, интересы которых они защитили. Основную роль в поддержке и освобождении Жунусовых сыграло Рабочее Движение Казахстана «Солидарность», и лично бывший политзек Айнур Курманов. Связавшись с организациями троцкистского характера в Европе, РДКС сумела добиться того, что дело Жунусовых рассматривалось Европарламентом на предмет политических преследований с соответствующей нотой в адрес правительства Казахстана.

    Восстание в Шаныраке
    Наболее четко противостояние народа буржуйской назарбаевской государственной машине проявилось в ходе столкновений весны 2006 года в пригородах Алматы, во время сносов «шанхаев» самых бедных городских рабочих, не имеющих другого жилья.
    В марте 2006 г., когда жители Ауэзского района узнали о продаже земли, где построены их жилище, они направились мирной демонстрацией в акимат. По дороге их встретила полиция, начавшая избивать демонстрантов за «несанкционированный митинг». 30 человек были заключены под стражу. 160 домов были снесены, их жители попросту выброшены на улицу. В июле 2006 г. то же самое произошло в районе Бакай. Снос домов сразу начался как карательная операция - менты выбрасывали из домов спящих жителей, одновременно дома рушили бульдозерами. Многие жители Бакая были госпитализированы с переломами рук, ног, ребер.
    На этом безнаказанные издевательства властей были окончены. Когда о сносе района Шанырак было объявлено его жителям, шаныракцы начали готовиться к войне.
    Айнур Курманов: «Готовились баррикады, жглись костры, запасались бутылками и бензином… Появились пожарные машины, которые были шаныракцами закиданы камнями и бутылками с зажигательной смесью. Трое опоновцев на глазах у толпы загорелись. Одного из нападавших шаныракцы поместили в землянку в качестве заложника… В оборонительном секторе, расположенном рядом с мечетью, сплоченные группы общей численностью в 300 человек буквально сразу перешли в наступление и не только отогнали и рассеяли опоновцев, захватив массу трофеев в виде касок, дубинок, щитов, но и зажгли пожарную машину… Я сам, будучи в первых рядах повстанцев, наблюдал картину, как юные девушки с яростью закидывали булыжниками полицейских и даже дрались палками и ногами с вооруженными до зубов собровцами, а дети из рогаток точно попадали в лица атакующих. Парни в платках на лицах в отместку за избитых и расстрелянных товарищей вывели захваченного в плен опоновца на нейтральную полосу и сожгли. Думаю, что надо сразу ответить на возможные обвинения защитников Шанырака в бесчеловечности и жестокости. Я сам видел избитых подростков, женщин, стариков, которых нещадно топтали и рубили дубинками… Если с утра максимальное число защитников достигало 800 человек, то к обеду их перевалило далеко за тысячу…».
    Шанырак так и не сдался властям. Повстанцы сумели отбить три атаки полиции и ОПОНа. На место событий понаехали правозащитники, выступившие посредниками в переговорах с властями. Местечковость восстания, отсутствие у повстанцев вооружения, узкие требования и начало переговоров - часть причин дальнейших трагических для шаныракцев событий.
    Из открытого обращения заключенных в СИ-1 г. Алматы шаныракцев: «…Спустя уже несколько часов власти приступили к широкомасштабным арестам и зачисткам. Было арестовано свыше 200 шаныраковцев. В настоящее время 17 арестованных содержатся в Алматинской центральной тюрьме и подвергаются физическим истязаниям и психическим насилиям. Курмангазы Утегенову сломали ногу, Ерканату Тараншиеву - два ребра, Беглану Алпысбаеву - вырвали кусок легкого (в настоящее время готовится к операции в стенах санчасти). У всех других - отбиты почки, печень, селезенка и т.д. Пятерым шаныраковцам вменяются преступления по «смертельным» статьям: убийство, организация массовых беспорядков, захват заложников. Грозящие сроки от 10 лет до пожизненного заключения. Остальные идут по статьям «Организация массовых беспорядков» и другим. Сроки от 4 до 10 лет… Уважаемая общественность - страны и мира! Мы, шаныраковцы, не раскаиваемся в содеянном. Как наши отцы и деды в Великой Отечественной войне - мы защищали свою Землю, свой Дом, Будущее своих детей! Мы всегда готовы воевать и сложить свои головы за нашу Родину!».

     

    [ НАЗАД ]
  • Комментарии (15)
  •  
     
    События
    17-03-2016 Крымские узники Афанасьев и Кольченко в пыточных условиях колоний ИК-31, Коми, и ИК-6, Копейск
    13-03-2016 Избиение и фабрикация нового уголовного дела в отношении Сергея Мохнаткина
    13-03-2016 Борис Стомахин находится в состоянии сухой голодовки
    13-02-2016 Анонс пикета в защиту политзаключенных «Хватит фабриковать дела!»
    13-02-2016 Избит гражданский активист Евгений Куракин, преследуемый властями за защиту жилищных прав граждан
    26-12-2015 О ситуации политзаключенного Богдана Голонкова, дело АБТО по письму от 08.12.2015
    26-12-2015 Дайджест политрепрессинга декабря 2015 года
    18-12-2015 По политической 282-й начато преследование алтайского музыканта Александра Подорожного
    17-12-2015 Новый фигурант Болотного дела Дмитрий Бученков: политическая биография
    12-12-2015 Ильдар Дадин – первый осужденный «по уголовке» за несанкционированные мирные протесты

    Публикации
    01-02-2015 Жалоба о нарушении права осужденного Ивана Асташина на переписку
    24-01-2015 Владимир Акименков – об оказании помощи политзаключенным и преследуемым
    03-11-2014 Норильская ИК-15 препятствует Ивану Асташину в обращении в международные судебные инстанции
    02-11-2014 О деле и об оказании помощи политзаключенной Дарье Полюдовой
    02-11-2014 «Вечный штрафник» (о политзаключенном Борисе Стомахине)
    05-07-2014 Владимир Акименков: После Майдана Путин бешено закручивает гайки
    23-06-2014 Алексей Макаров: "Сердце моё - в Украине..."
    19-06-2014 Политзаключенный Иван Асташин (АБТО) о российской тюрьме
    24-05-2014 Дело Краснова и других: националисты, антифашисты и теракт на бумаге
    11-01-2014 Кто здесь самый главный политзек?

    Мнение читателей:
    21-11-2017  t9218718396  Гостевая книга
    21-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    18-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    17-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    14-11-2017  t9214071367  Гостевая книга


    © «За волю!»
    MAXIM GORKY: АГИТПРОП Forever! Книга - лучший подарок! Дети-политзаключенные
    Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования