в  защиту  политзаключенных
«For Will to Freedom!»
против  политических  репрессий
«Наша воля к победе не должна иметь границ,
пока мы в неволе...»
«ЗА ВОЛЮ!»-в защиту политзаключённых-против политических репрессий
События   |   Публикации   |   Подшивка газеты   |   Авторы   |   Рубрики   |   Newspaper in English
 Публикации    Среда, 22 ноября 2017, 09:23 
Главная
  • Узники режима
  • Практическая информация
  • Кто был
  • ЗэКаТворчество
  • Книга - лучший подарок
  • Фото
  • Гостевая книга
  • Помощь юриста на сайте
  • Ссылки

  •  
    от Flexum.ru

    Подписка на рассылку:
     
     
    Голосование

    26-01-2009

    Генеральная прокуратура России нередко укрывает преступников

    для печати  


    «Мы тебя сейчас пристрелим, а потом сами же
    по поручению будем искать убийц
    »
    (из беседы сотрудников ФСБ РФ в ходе
    оперативного мероприятия).

    В центре Москвы, в 2-х километрах от Кремля и резиденции Президента России, 19 января 2009 года зверски убиты адвокат Станислав Юрьевич Маркелов и журналиста Анастасия Бабурова. Убиты нагло, цинично, с чувством полной безнаказанности со стороны убийцы. Официальные лица заявили, что «свидетелей убийства не имеется», хотя есть видеозапись и даже описание одежды убийцы. Однако не тактично лезть в материалы уголовного дела, зная все лишь понаслышке да из публикаций, которые не всегда верно отражают события. Тем не менее, возникает у всех самый болезненный вопрос: будет ли раскрыто преступление, столь дерзкое и вызывающее? А если да, то как быстро это произойдет? Сколько времени убийца будет разгуливать на свободе, подвергая опасности иных граждан?

    Имея большой практический опыт следственной работы, я хотел бы обратить внимание на ту версию, которая во многих делах помогает найти истину и истинного убийцу. О такой версии расследования я писал по многим делам. Последний раз обращался в прокуратуру и редакцию издания «Новая газета» сразу после убийства Анны Политковской. Так как тот материал не получил широкого распространения, то я решил повториться. Хочу обратить внимание на то, что всегда нужно искать источник попадания оружия в руки преступника. От обнаруженного на месте совершения преступления пистолета, винтовки и другого вида оружия можно по цепочке выйти на преступника. Могу заверить, что такие версии многократно давали положительный результат в моей практике.

    Для наглядности я приведу пример, не связанный с убийством, а связанный с фабрикацией уголовных дел сотрудниками правоохранительных органов России с применением оружия. Этот пример покажет, как оружие попадает в незаконный оборот, в том числе и в руки убийц. Мне как неугодному адвокату 22 октября 2003 года сотрудники ФСБ РФ и милиции подставили клиента, который попросил поехать в город Дмитров Московской области, где на него якобы завели уголовное дело по факту мошенничества. Оказалось, что дело чисто воды «фуфло», а на обратном пути меня остановили сотрудники ГИБДД по телефонограмме ФСБ РФ и «обнаружили» в автомашине пистолет Макарова серии РВ № 7195 с 7-ю патронами к нему. Ясно, что пистолет был просто подброшен. Но меня - адвоката - заключили под стражу, даже не получив в установленном законом порядке заключение суда о наличии признаком преступления в моих действиях. Судя по материалам дела, многочисленные свидетели (не менее 7 человек) показали, что сумка итальянского производства с пистолетом и патронами находилась под задним сиденьем. По моему настоянию провели эксперимент, и оказалось, что она там никак не помещалась. Тогда следователь предположил, что она могла находиться в кармане на чехле сиденья за спиной водителя. Я заявил, что размер сумки таков, что она в любом состоянии не поместится в тот карман. Провели эксперимент, и оказалось, что действительно не влезает даже в скрученном виде. В общем, крутили, вертели следователи и опера, придумывая все новые и новые небылицы. Позже в суде спросили понятых: где был обнаружен пистолет? И оказалось, что они ничего не видели, а подписали готовые протоколы. Сотрудники ГИБДД в суде тоже не могли ответить, откуда в моей автомашине оказался пистолет, заявив, что во время досмотра, когда я закрывал крышку заднего сиденья, под которой ничего обнаружено не было, сумка «упала откуда-то сверху» (ее бросили в автомашину). Уголовное дело было прекращено в Московском областном суде, но меня до этого решения удерживали в пыточных условиях СИЗО и ИВС (что установлено Европейским Судом по правам человека) два года (!).

    Почему же Дмитровский городской суд, заключавший меня под стражу, не обратил внимания сразу на эти чудеса следствия? Да потому, что после моего ареста появились оперативные ФСБэшные и МВДэшные фальшивки, что якобы с пистолетом Макарова я готовился напасть на бронированный автомобиль Президента России Путина В.В. (он иногда приезжал в Яхрому под Дмитровом покататься на горных лыжах), а пистолет попал ко мне от чеченских боевиков. Мою ситуацию пытались увязать с фактом задержания в Лондоне Понькина и Алехина, якобы прибывших туда в целях подготовки покушения на Путина В.В. В уголовное дело подложили документ с базы данных «Федеральный розыск оружия», где по заявлению какого-то опера от апреля 1998 года было указано, что «7 августа 1996 года пистолет ПМ серии РВ № 7195 был утрачен при разбойном нападении боевиков на таможенный пост в Чеченской республике». Сразу возник вопрос: если пистолет был утрачен в 1996 году, то почему эти сведения появились в базе данных лишь в 1998 году? И что за разбойное нападение имело место быть 7 августа 1996 года? Кто его организовал? Мною было сделано множество запросов из тюремной камеры в различные инстанции. И оказалось, что никакого разбойного нападения на таможенный пост 7 августа 1996 года не имелось. Указанный пистолет принадлежал сотруднику Чеченской таможни У.А.Джабраилову и был официально изъят у него сотрудниками ФСБ и военной прокуратуры 7 августа 1996 года на блок-посту в Грозном. Факт изъятия подтверждены документами самого инспектора таможни Джабраилова У.А., его начальника Автурханова А.М., а также генералом Федеральной таможенной службы Жарковым. В 1998 году официально изъятое оружие было выведено из легального оборота путем внесения заведомо ложных сведений о якобы имевшем место еще в 1996 году разбойном нападении боевиков, и после этого передано в руки преступников. Именно о таких «операциях» по выводу оружия из легального оборота и перевода его в нелегальное (для подброса неугодным, для передачи в руки агентов в целях убийств и т.д.) рассказывали действующие в то время сотрудники Управления по разработке преступных организаций ФСБ РФ Гусак А.И., Литвиненко А.В. и Понькин А.В. тележурналисту Доренко С.Л. в апреле 1998 года (см. видеоматериал на сайте www.trepashkin.info). Заметьте, в апреле 1998 года они рассказывали о готовящемся подбросе мне пистолета либо гранаты, и именно в то время в базе данных появляется ложная информация о каком-то «нападении боевиков», после чего официально изъятый пистолет по базе данных стал значиться захваченным чеченскими боевиками.

    Казалось, что для установления провокаторов нужно совершить всего лишь 2 действа: спросить у Джабраилова У.А., кто конкретно забирал у него пистолет в 1996 году, и проверить, кем были поданы ложные документы в базу данных «Федеральный розыск оружия» в 1998 году. И сразу будет ясно, кто конкретно причастен к подбросу пистолета. Вот тут-то все прокуроры, начиная от прокуратуры Дмитровского района Московской области и заканчивая Генеральным прокурором России, стали в позу противодействия. Не хотят они раскрывать схему, по которой официально изымаемое оружие и оружие, находящееся в легальном обороте, переходит в нелегальный оборот, передается в руки преступников - провокаторов и убийц. У меня есть веские доказательства утверждать, что даже Генеральная прокуратура России заинтересована в сокрытии этой схемы, явно способствующей совершению тяжких преступлений против людей. На все мои обращения, где были приведены веские доказательства деятельности преступников из силовых ведомств, Генеральная прокуратура РФ ответила отказом, переслав материалы тем, кто и фабриковал дело.

    Как известно, убийцы часто оставляют оружие убийства на месте преступления. По этому оружию, если тщательно исследовать источник его попадания в руки убийцы, можно найти и самого убийцу. Или узнать, кто он. Таких случаев было немало в моей практике. Поэтому, когда была убита журналиста Политковская, я написал о такой схеме расследования в прокуратуру и в редакцию «Новой газеты», чтобы они настаивали на отработке этой версии. Не знаю материалов дела, но мне кажется, что эта версия особо не исследовалось. Источник появления оружия в руках убийц до конца, скорее всего, не выяснялся.

    В моем уголовном деле четко отслеживается версия, что пистолет, подброшенный в автомашину, до этого находился в руках силовиков. Патроны, которые «обнаружены» у меня в снимаемой квартире, числятся за ФСБ РФ. Однако прокуратура не привлекла ни одного человека за такие фабрикации, за перевод оружия и боеприпасов из легального борота в нелегальный. А ведь именно таким путем не единицы, а сотни и тысячи единиц оружия попадает в руки преступников, включая убийц и провокаторов. Власти ругают сейчас Березовского Б.А. за то, что он, выкупая захваченных в Чечне пленных, якобы при этом их финансировал. Однако забывают расследовать пути попадания оружия к боевикам. Хотя такое расследование особой сложности не представляет. А факты поставок оружия гораздо опаснее, чем факты передачи денег. Если нет источника поставки оружия, то деньги не помогут.

    Я не хотел бы каким-то образом влиять на расследование дела по раскрытию убийства адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой. Хочется надеяться, что над ним работают грамотные и опытные следователи. Однако мне очень хотелось бы, чтобы власти дали надлежащую юридическую оценку фактам незаконной торговли оружием, фактам перевода по указанной выше схеме оружия из легального в нелегальный представителями силовых структур. Вот тогда и убийств будет меньше. И реже будем хоронить своих коллег, друзей и близких.

     

    [ НАЗАД ]
  • Комментарии (3)
  •  
     
    События
    17-03-2016 Крымские узники Афанасьев и Кольченко в пыточных условиях колоний ИК-31, Коми, и ИК-6, Копейск
    13-03-2016 Избиение и фабрикация нового уголовного дела в отношении Сергея Мохнаткина
    13-03-2016 Борис Стомахин находится в состоянии сухой голодовки
    13-02-2016 Анонс пикета в защиту политзаключенных «Хватит фабриковать дела!»
    13-02-2016 Избит гражданский активист Евгений Куракин, преследуемый властями за защиту жилищных прав граждан
    26-12-2015 О ситуации политзаключенного Богдана Голонкова, дело АБТО по письму от 08.12.2015
    26-12-2015 Дайджест политрепрессинга декабря 2015 года
    18-12-2015 По политической 282-й начато преследование алтайского музыканта Александра Подорожного
    17-12-2015 Новый фигурант Болотного дела Дмитрий Бученков: политическая биография
    12-12-2015 Ильдар Дадин – первый осужденный «по уголовке» за несанкционированные мирные протесты

    Публикации
    01-02-2015 Жалоба о нарушении права осужденного Ивана Асташина на переписку
    24-01-2015 Владимир Акименков – об оказании помощи политзаключенным и преследуемым
    03-11-2014 Норильская ИК-15 препятствует Ивану Асташину в обращении в международные судебные инстанции
    02-11-2014 О деле и об оказании помощи политзаключенной Дарье Полюдовой
    02-11-2014 «Вечный штрафник» (о политзаключенном Борисе Стомахине)
    05-07-2014 Владимир Акименков: После Майдана Путин бешено закручивает гайки
    23-06-2014 Алексей Макаров: "Сердце моё - в Украине..."
    19-06-2014 Политзаключенный Иван Асташин (АБТО) о российской тюрьме
    24-05-2014 Дело Краснова и других: националисты, антифашисты и теракт на бумаге
    11-01-2014 Кто здесь самый главный политзек?

    Мнение читателей:
    21-11-2017  t9218718396  Гостевая книга
    21-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    18-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    17-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    14-11-2017  t9214071367  Гостевая книга


    © «За волю!»
    Российский Тюремный Журнал MAXIM GORKY: АГИТПРОП Forever! Дети-политзаключенные
    Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования