в  защиту  политзаключенных
«For Will to Freedom!»
против  политических  репрессий
«Наша воля к победе не должна иметь границ,
пока мы в неволе...»
«ЗА ВОЛЮ!»-в защиту политзаключённых-против политических репрессий
События   |   Публикации   |   Подшивка газеты   |   Авторы   |   Рубрики   |   Newspaper in English
 Подшивка газеты  >  #16 - 2009 г    Воскресенье, 19 ноября 2017, 19:50 
Главная
  • Узники режима
  • Практическая информация
  • Кто был
  • ЗэКаТворчество
  • Книга - лучший подарок
  • Фото
  • Гостевая книга
  • Помощь юриста на сайте
  • Ссылки

  •  
    от Flexum.ru

    Подписка на рассылку:
     
     
    Голосование

    Rote Armee Fraction

    для печати  


    Как закалялась сталь
    «Кровавый убийца» Андреас Баадер начал свои бесчисленные преступления против «гуманизма и демократии» с организации приюта для несовершеннолетних правонарушителей. Приют был уничтожен, ибо, по мнению почтенных бюргеров, портил вид и репутацию района. Данное событие заставила Андреаса задуматься над природой современного ему обществу. Гудрун Энслин (по специальности педагог) так же работала в детских приютах, бесплатно, в качестве волонтера.Дипломированные психиатры Вольфганг и Урсула Губер считали, что пациентов нужно не столько лечить, сколько учить нормально существовать рядом с остальными людьми.
    Несогласные с их методикой, ну или с их популярностью, коллеги прибегли к тем самым методам, при помощи которых небезызвестный Лысенко выиграл научный спор у Вавилова.
    Донос о том, что Губеры не излечивают психологические и психические расстройства, а, напротив, усугубляют их, обучая своих пациентов социологии, диалектике (соответствовало истине), а также каратэ и пулевой стрельбе (не соответствовало, зато хорошо звучало) пошел в БНД (немецкие «компетентные органы») и, естественно, был рассмотрен.
    Супругов Губер арестовали, вскоре, лишив лицензии, выпустили, судьба многих их пациентов сложилось более трагично. Они были принудительно помещены в психиатрические клиники традиционного толка и в итоге правильного, с точки зрения западной демократии, лечения: покончили с собой - 2, погиб при странных обстоятельствах -1, умерли от последствий электрошока и инсулинотерапии - 2, объявлены неизлечимыми - все остальные. Вследствие этого Вольфганг и Урсула пришли к тем же, что и Баадер, выводам.
    Путевкой в политическую жизнь для Ульрики Майнхоф стало участие в деятельности студенческого «Комитета против ядерной смерти». Зеленые добивались проведения референдума по поводу нахождения на территории ФРГ атомного оружия. В 1958 г. ими были пройдены все необходимые инстанции, однако всенародный опрос не состоялся. Федеральные власти запретили его. Грубо, нагло, без всяких оснований. Зачем основания, когда есть сила?
    Еще Ульрика, вместе с другими молодыми немецкими левыми, собирала и публиковала досье на избежавших справедливого возмездия прихвостней Гитлера. Были преданы гласности преступления таких мерзавцев, как Иоганн Кремер (врач-палач из Освенцима), Гельмут Кнохен (руководил фашистским террором во Франции), фабрикант Дёгусс (торговал золотом, выплавленным из зубных коронок людей, казненных в газовых камерах) и прочие и прочие, имя им легион, а точнее 364 тысячи (!).
    Никакой официальной реакции на эти разоблачения не последовало.
    Данное обстоятельство не удивительно, если учесть, что те милые ребята, которые при Гитлере были чиновниками, судьями, офицерами, владельцами заводов и фабрик, при «демократии», в основном, остались на своих местах (Чиновники, к примеру, на тот момент на 85 %). Что ж тут поделать, такие кадры были нужны Западу для защиты от Красной угрозы.
    Еще яснее Ульрика осознала природу современного ей общества, поучаствовав в кампании против принятия блока чрезвычайных законов, дающих право: судить и осуждать человека на основании данных полученных из анонимных источников, запрещать (без особых оснований) проведение собраний и митингов, привлекать к уголовной ответственности за высказывания против ремилитаризации ФРГ, проводить перлюстрацию писем, привлекать человека за измену родине, в случае совершения им любого действия, которое суд сочтет представляющим угрозу для ФРГ (допустим за забастовку), в случае чрезвычайного положения осуществлять превентивное заключение граждан в концлагеря.
    Против этих инициатив (кстати, они представляли почти точную кальку с законов, действовавших в Гитлеровской Германии) помимо Ульрики, ставшей к тому времени известнейшим журналистом ФРГ, публично выступили: нобелевский лауреат Макс Борн, известные ученые Вольфганг Абендрот, Фриц Бааде, Юрген Зейферт, Гельмут Риддер, главный редактор профсоюзного издания «Геверкшафтлихте монатсхефте», профессор Вальтер Фабиан, заместитель главного редактора «Франкфуртер рундшау» профессор Эрвин Шейх.
    Активистам удалось организовать массовые акции протеста и стачки, но это не помогло.
    Понятно, что на демонстрации в поддержку народов третьего мира западная демократия тоже давала надлежащий ответ. В ход шло все, начиная от желтой прессы, кончая демократизаторами и пулями.
    Так 2 июня 1967 года во время разгона демонстрации против визита Иранского шаха был застрелен в спину ганноверский студент-теолог Бенно Озеринг. Что характерно, Бенно не был леваком, да и социалистом, собственно, не был. Он просто считал, что когда деспоту, лично виновному в убийствах и пытках множества людей оказываются почести на официальном уровне, это как-то не по-христиански, и страну его (вроде демократическую) в общем-то, не красит.
    Чуть позже мишенью стал один из лидеров западногерманских левых, Руди Дучке. Шпрингеровские газеты призывали всех «честных немцев» остановить этого «потомка Маркса и Троцкого», до тех пор, пока один из защитников либерализма, неонацист Йозефом Бахман не внял слову свободной прессы. Руди Дучке, несмотря на простреленный череп, выжил, но превратился в инвалида, страдающего от чудовищных головных болей, периодических потерь зрения и эпилептических припадков. Умер Дучке в 1979 г. из-за последствий ранения.

    RAF

    Избравшие сопротивление
    «Пули, ударившие в Руди Дучке, покончили с нашими мечтами о мире и ненасилии», -писала Ульрика Майнхоф.
    Вскоре после покушения Энслин и Баадер провели свою первую боевую акцию - «Зажгли факел в честь Вьетнама», запалив (в ночное время, чтобы не было жертв) универсам во Франкфурте-на-Майне. Впоследствии Андреас и Гудрун были взяты по доносу и осуждены на три года тюремного заключения. Им удалось, обжаловав приговор в суде кассационной инстанции, выйти под расписку и уйти «в подполье».
    В апреле 1979 г. Андреас Баадер был схвачен патрулем транспортной полиции. 14 мая 1970 Энслин организовала ему побег. Ей помогали Ульрика Майнхоф и Хорст Малер (известный адвокат, уставший бессильно наблюдать за тем, что происходит с правами человека при демократии).
    Затем основатели «Фракции Красной Армии» («Роте Армее Фракцион») прошли в палестинских тренировочных лагерях «курс молодого партизана» и, вернувшись в ФРГ, применили обретенные навыки на практике.

    Герилья в сердце врага
    В 1971 г. была опубликована первая декларация Рот Армее Фракшин. РАФовцы заявляли, что поставили перед собой две цели: во-первых, помочь партизанским антиимпериалистическим движениям в странах «третьего мира», открыв второй фронт в самом сердце империализма.
    Во-вторых, выманить фашизм наружу. Заставить «демократическое» государство ФРГ проявить свою истинную природу так, что она станет ясна не только левым «экстремистам», но и всем гражданам.
    Свои слова РАФовцы немедленно подкрепили делом.
    Бойцы осуществляли экспроприации банков (деньги шли на закупку оружия, агитацию, да и просто на жизнь в подполье), а также акции саботажа. На жизнь людей, даже патентованных (при Гитлере) мерзавцев, РАФовцы на первом этапе своей борьбы не покушались по этическим причинам.
    Однако после того как полиция начала отстреливать городских партизан при задержании (так были убиты Петра Шельм, Георг фон Раух, Томас Вайсбеккер), взгляды уцелевших на ценность жизни защитников буржуазной демократии несколько изменились.
    В итоге бойцы 1-го поколения РАФ смогли организовать более 800 терактов (против объектов НАТО и бундесвера, карательных органов и учреждений госвласти), экспроприировать более 3 миллионов марок, от их оружия пострадало более 115 военнослужащих НАТО, полицейских и бывших нацистов.
    Для борьбы с взводом городских партизан (на тот момент численность РАФовцев не превышала 30 человек) была выделена целая армия из 150 000 тысяч полицейских, шпиков и филеров. За головы лидеров Красной Армии было обещано 10000 серебряников (извиняюсь дойчмарок).
    1 июня 1972 провалилась явка РАФ. Были схвачены Баадер, Распе и Майнс. 15 июня 1972 г арестовали Ульрику Майнхоф. Она остановилась ночевать у школьного друга, который и донес о ее местонахождении.

    Мертвые коридоры «демократии»
    Далее немецкая демократия проявила себя во всей красе. Пленные бойцы были брошены в одиночки построенной специально для них тюрьмы «Штаммхайм». Узник, ввергнутый в такую камеру, не имел соседей ни с боков, ни сверху, ни снизу (так называемая система мертвых коридоров, «Toten Trakt»). В одиночке днем и ночью горел яркий свет, стены, выкрашенные белым, были сделаны из звуконепроницаемых материалов. Лишние вещи (газеты например) запрещались. По замыслу коллег доктора Менгеле, придумавших эту систему, сенсорный голод (сенсорная депривация) должен был сломить заключенных.
    Воздействие такой камеры на человека Майнхоф описывала так:
    «Впечатление такое, что помещение едет. Просыпаешься, открываешь глаза - и чувствуешь, как стены едут... С этим ощущением невозможно бороться, невозможно понять, отчего тебя все время трясет - от жары или от холода. Для того, чтобы сказать что-то голосом нормальной громкости, приходится кричать. Все равно получается что-то вроде ворчания - полное впечатление, что ты глохнешь. Произношением шипящих становится непереносимым… видишь, как сквозь полиэтиленовую пленку. Головная боль, тошнота… При письме - две строчки, по написании второй уже не помнишь, что было в первой. Нарастающая агрессивность, для которой нет выхода...»
    Астрид Проль за время пребывания в мертвых коридорах потеряла 80% слуха, 60% зрения, 40% веса и приобрела гипертоническую болезнь, сердечную аритмию, болезни вестибулярного аппарата, желудочно-кишечного тракта, печени, суставов, кожи, афазию, абазию, анорексию, аменоррею.
    В декабре 1972 г. политзаключенные РАФовцы объявили голодовку, сначала обычную, затем сухую. Они требовали освободить из «мертвых коридоров» Ульрику Майнхоф и Астрид Проль. Массовая гибель людей, еще не признанных судом виновными, показалась адептам демократии слишком сильным нарушением условностей. Майнхоф переселили в обычную одиночку, Астрит Проль суд признал недееспособной (из вышеизложенного понятно почему) и освободил из тюрьмы. На свободе Проль быстро восстановилась и вновь приступила к борьбе.

    О праве на гласный суд
    10 сентября 1974 г. в Западном Берлине начался первый процесс над РАФ. Ульрика Майнхоф, Хольгер Майнс и их товарищей судили по обвинению в освобождении из под стражи Баадера. Суд был сделан закрытым не только для публики, но и для свидетелей защиты. Адвокатов допускали, но не давали им слова.
    13 сентября заключенные объявили голодовку. Они добивались всего лишь обычного суда, с соблюдением обычных демократических процедур. Председатель Верховной судебной палаты Западного Берлина Гюнтер фон Дренкман отказал им, заявив: «Демагогия этих подонков опасна для окружающих. Они, как бешеные псы, могут заразить своей ядовитой слюной всех остальных». 9 ноября 1974 Хольгер Майнс умер от истощения.
    29 ноября 1974 г. У. Майнхоф была приговорена к 8 годам заключения, вновь в мертвых коридорах.

    Зачистки
    Возможно, изолировав бойцов первого поколения РАФ, защитники правопорядка в Германии рассчитывали, что теперь все будет тихо.
    Они ошиблись, возможно потому, что со своей задачей - показать обществу как узка грань между фашизмом и западной демократией городские партизаны справились вполне успешно.
    Власти, борясь с терроризмом проводили:
    Расстрельные облавы (полицейскими по принципу «недостаточно быстро подняли руки вверх», «подозрительно оглядывались по сторонам» было убито с 1971 по 1978 г. более 145 человек, к городским партизанам принадлежало менее 10 из них).
    Травлю симпатизантов (Только 31 мая 1972 г. было задержано по доносам более 300 человек. Двое после «демократического» допроса умерли от инфаркта. Всего данной экзекуции подверглось несколько десятков тысяч граждан ФРГ. Многие из них впоследствии лишились работы. Видимо, работодатели понимали, что поскольку в Германии не тоталитаризм, а демократия, то уж совсем зря никого брать не будут, и делали соответствующие выводы).
    Запреты на профессию, «беруфсферботен» (Фашист в денацифицированной Германии мог быть школьным учителем, левый нет. Подверглось «весьма приятной» проверке на лояльность несколько миллионов человек, тысячи были уволены).
    Понятно, что такие меры не оставили равнодушными почти никого. Одна часть общества была запугана, другая пришла в ярость.
    Похороны Майнса сопровождались массовыми беспорядками, полицейские машины и участки громили по всему Западному берлину. Чуть позже участники многотысячных демонстраций скандировали: "РАФ права, вы - фашисты". Нашлись и те, кто продолжил дело пленных бойцов.

    Борьба продолжается
    10 ноября 1974 г. судья Дренкман (тот, кто годом раньше заморил голодом Майнса) отмечал свой день рождения. Услышав звонок и узрев в глазок двух очень красивых девушек с цветами, мерзавец радостно распахнул дверь и … И увидел, что кроме цветов у девушек был еще и автомат… Далее, как говориться, награда нашла героя….Следует отметить, что в дальнейшем права человека в ходе процессов над РАФовцами хотя и нарушались, но уже не в таком объеме.
    Затем был похищен и 4-го марта обменен на пленных бойцов РАФ (Рольфа Поля, Рольфа Хайслера, Габриэля Крехера-Тидмана, Хорста Малера, Ины Зипман и Верены Бехер) лидер христианских демократов Западного Берлина Петер Лоренц.
    21 мая 1975 г. должен был начаться большой процесс над Майнхоф, Баадер, Распе, Энслин и их товарищами. Городские партизаны оккупировали посольство ФРГ в Стокгольме, захватили в заложники 12 дипломатов и потребовали освободить подсудимых. Власти ФРГ отдали приказ - спецназ взял посольство штурмом. Двое из дипломатов были убиты, еще несколько ранены. Именно тогда возник термин «Стокгольмский синдром», означающий в переводе с «государственного» языка на человеческий: «когда в этих наглых заложников, исходя из высших интересов, стреляют, они, неблагодарные, имеют наглость возмущаться этим!»
    8, по другим документам 9 мая 1976 г Майнхоф «покончила жизнь самоубийством», «повесившись» на крюке, вбитом в потолок. Следует отметить, что пол камеры от потолка отделяло 4 метра, одиночку проверяли каждые 15 минут и обыскивали 2 раза в сутки.
    Власти пытались добиться, чтобы Майнхоф, как самоубийцу, хоронили не на городском кладбище Мариендорфе, а за его оградой. Епископ Вюртембергский пойти им на встречу отказался, сославшись на тайну исповеди, а бургомистр Роммель, сын того самого Роммеля, кстати, ультраправый, как и отец, заявил: «В 44-м тоже были сплошные самоубийцы: мой отец Канарис... Может, их тоже выкопать из могил?» Чуть позже, на втором процессе над РАФ, Ян-Карл Распе обвинял в убийстве Майнхоф прокурора Зигфрида Бубака. Следует отметить отрадный факт - 7 апреля 1977 года награда нашла и этого героя. Точно такая же, как и заслуженная Дренкманом.
    5 сентября 1977 городскими партизанами был взят в плен крупнейший промышленник, миллионер, председатель Западногерманского союза промышленников Ганс-Мартин Шляйер. 13 октября 1977 г. группой сочувствующих РАФ палестинцев был захвачен и угнан в столицу Сомали Магадишо самолет «Люфтганзы». И в том, и в другом случае бойцы требовали освобождения пленных РАФовцев. 17 октября самолет был взят штурмом немецким спецназом. В эту же ночь над Андреасом Баадером, Гудрун Энслин, Яном -Карлом Распе и Ингрид Шуберт был совершен «суицид».
    При этом, по официальной версии, Энслин повесилась на куске электрокабеля, Баадер и Распе застрелились (как обыскивались камеры бойцов РАФ, было написано выше), а Ирмгар Мнеллер нанесла сама себе четыре проникающих ранения в грудь тупым столовым ножом. Впрочем, с ней у исполнителей «суицида» вышла осечка. Ирмард выжила и рассказала своему адвокату, что покончить с собой не пыталась, а просто легла спать, проснулась, услышав, как распахивается дверь камеры, и … очнулась уже в больнице.
    Ее защитник, Клаус Круассон, разгласил эту информацию. Тот час его обвинили в «пособничестве терроризму». Клаус бежал во Францию, был выдан обратно и посажен, сначала как «пособник», затем, по истечению первого срока, как «шпион ГДР».
    Естественно партизаны казнили Шляйера. Можно было бы и пожалеть об участи оного столпа немецкой промышленности, если бы не одно но. Во время войны Шляйер руководил ограблением оккупированной Чехословакии и истреблением пленных в лагерях протектората "Чехия-Моравия».
    Впрочем, если власти ФРГ считали, что нет человека - нет проблемы, то они ошиблись. Борьба РАФовцев продолжалась до девяностых.
    Одной из последних жертв бойцов Красной Армии стал в 1991 году Детлев-Карстен Роведдер, организатор приватизации в бывшей ГДР. Думаю, мало кто из граждан бСССР уронит слезу о судьбе этого немецкого Чубайса.

    Двадцать лет спустя
    В апреле 1998 г было опубликовано письмо «красноармейцев», сообщивших о роспуске своей организации. Они заявили, что новое политическое положение требует новых форм борьбы. Каких? Возможно, мы это еще узнаем.
    До сих пор содержится под стражей только Биргит Хогефельд (с 1993 года), одна из руководителей второго поколения РАФ. 12 февраля 2007 года Верховный земельный суд в Штутгарте вынес решение об освобождении 57-летней Бригитты Монхауп из тюрьмы условно-досрочно. Решение 5-й уголовной палаты вступило в силу 27 марта 2007 года, в день, когда минуло 24 года пребывания Монхауп в тюремном заключении. 17 августа 2007 года Верховный суд земли Гессен во Франкфурте-на-Майне удовлетворил прошение о досрочном освобождении Евы Сибилле Хауле, пробывшей в заключении 21 год. 19 декабря 2008 года в Германии, после 26 лет, проведенных в тюрьме, вышел на свободу бывший член РАФ Кристиан Клар.

     

    [ НАЗАД ]
  • Комментарии (10)
  •  
     
    События
    17-03-2016 Крымские узники Афанасьев и Кольченко в пыточных условиях колоний ИК-31, Коми, и ИК-6, Копейск
    13-03-2016 Избиение и фабрикация нового уголовного дела в отношении Сергея Мохнаткина
    13-03-2016 Борис Стомахин находится в состоянии сухой голодовки
    13-02-2016 Анонс пикета в защиту политзаключенных «Хватит фабриковать дела!»
    13-02-2016 Избит гражданский активист Евгений Куракин, преследуемый властями за защиту жилищных прав граждан
    26-12-2015 О ситуации политзаключенного Богдана Голонкова, дело АБТО по письму от 08.12.2015
    26-12-2015 Дайджест политрепрессинга декабря 2015 года
    18-12-2015 По политической 282-й начато преследование алтайского музыканта Александра Подорожного
    17-12-2015 Новый фигурант Болотного дела Дмитрий Бученков: политическая биография
    12-12-2015 Ильдар Дадин – первый осужденный «по уголовке» за несанкционированные мирные протесты

    Публикации
    01-02-2015 Жалоба о нарушении права осужденного Ивана Асташина на переписку
    24-01-2015 Владимир Акименков – об оказании помощи политзаключенным и преследуемым
    03-11-2014 Норильская ИК-15 препятствует Ивану Асташину в обращении в международные судебные инстанции
    02-11-2014 О деле и об оказании помощи политзаключенной Дарье Полюдовой
    02-11-2014 «Вечный штрафник» (о политзаключенном Борисе Стомахине)
    05-07-2014 Владимир Акименков: После Майдана Путин бешено закручивает гайки
    23-06-2014 Алексей Макаров: "Сердце моё - в Украине..."
    19-06-2014 Политзаключенный Иван Асташин (АБТО) о российской тюрьме
    24-05-2014 Дело Краснова и других: националисты, антифашисты и теракт на бумаге
    11-01-2014 Кто здесь самый главный политзек?

    Мнение читателей:
    18-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    17-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    14-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    10-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    08-11-2017  nexans millimat 150  Травля историков Александра Барсенкова и Александра Вдовина


    © «За волю!»
    Кирилл Клёнов Книга - лучший подарок! Андрей Бабушкин
    Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования