в  защиту  политзаключенных
«For Will to Freedom!»
против  политических  репрессий
«Наша воля к победе не должна иметь границ,
пока мы в неволе...»
«ЗА ВОЛЮ!»-в защиту политзаключённых-против политических репрессий
События   |   Публикации   |   Подшивка газеты   |   Авторы   |   Рубрики   |   Newspaper in English
 Юрий Екишев "Россия в неволе"    Воскресенье, 19 ноября 2017, 03:15 
Главная
  • Узники режима
  • Практическая информация
  • Кто был
  • ЗэКаТворчество
  • Книга - лучший подарок
  • Фото
  • Гостевая книга
  • Помощь юриста на сайте
  • Ссылки

  •  
    от Flexum.ru

    Подписка на рассылку:
     
     
    Голосование

    # 22. Россия на воле

    для печати  


    Соотношение пассионариев ("пассион" - страсть, пассионарный - способный к жертве, самопожертвованию) и тихо-мирно обитающих реликтов, иными словами людей, лихих, воинствующих, "длинной воли", и обывателей-землепашцев, а по нынешним меркам иногда и так - вертких челноков, бандитов, и бомжей, нищенствующих жителей брошенных лесных посёлков, не приспособившихся пробиваться, но и быть самостоятельными, не пить, не грешить, верить - всегда в Россию было где-то на порядок больше, чем в остальной Европе, за всю историю русской государственности. Этим соотношением характеризовалась необходимость устойчивой, жёсткой, централизованной, авторитарной - монархической власти, способной малой кровью удерживать семью, которой являлась Россия на протяжении веков, в бодром настроении духа, в прочной уверенности в завтрашнем дне (трансформировавшемся в партийно-бесплатный патернализм времён "застоя": бесплатные путёвки, врачи, квартиры, хлеб почти что даром, коим кормят коров и свиней…). Россия не может не рождать красивых, стремящихся детей - и потому в нынешние времена нынешним властителям, чтобы хоть как-то обуздать эти сверх-ядерные русские энергии - приходится создавать и чеченскую мясорубку для парней и секс-глянец-индустрию для девушек, плюс гей-лесби, а попросту сказать - пидерсию, чтобы не дай Бог всё пошло в сторону созидания. Для этого (мало нам кавказско-турецкого рабства на наших границах) - в каждом городе заведён гарнизон - контингент, имеющий особый статус: чёрные люди за чёрный нал содержат чёрную, не дающую никаких налогов, экономику (кроме дачек - министрам внутренних дел и разного рода проверяющим). Об этот искусственный продукт жизнедеятельности не способной управлять по-другому Пидерсии бьются в священной для себя войне лучшие молодые люди, и от них терпят поношения и приставания практически все наши девушки. И третья роль, отведённая этим инородцам-иноверцам, наёмникам Пидерсии - быть в случае чего громоотводами, снимающими излишнее напряжение. Это своего рода - графитовые стержни, тоже нечто неживое, продукт экспериментаторов, громоотводы, в которые будут биться русские атомы, принося для авторов эксперимента - и энергию, и кайф, от самосознания насколько они овладели русской душой, её тайной, что способны удержать реакцию на нужном уровне. Мы для них в лучшем случае - атомы и батарейки. Некоторые даже пытаются классифицировать, меряя в процентах искренне верующую часть населения (академик Раушенбах: таковых 4-5 %, не более…), управляя остальной, более податливой, пластилиновой тепло-хладной массой, не обладающей зарядом воли, с помощью более простых, экономических средств. Например, стоит только напечатать денег меньше, чем произведено товаров и услуг, как эти самые производители выстроятся в очередь, расталкивая наименее активных, предназначенных на исчезновение. Жёсткий кнут дяди-печатника дензнаков приобретает повышенный интерес к его фигуре, к его функциям, находит спрос в его замене - и соответственно - строжайше отслеживается и карается любое произведение фальшивых денег. Сколько дают? Откройте УК, посмотрите сводки…

    Есть способ более простой, но он - публичный, не такой скрытый, ведь мало кто знает - сколько мы сами произвели. Это способ изменения всего одной цифры в бюджете. Эту цифру не скроешь, поэтому здесь приходится прятаться Пидерсии за ширмой партийно-парламентских представительских функционеров, открещивающихся постоянно: это не мы, мы боролись "за", а вышло "против" потому что вот те-то сделали так-то… Одной цифрой в бюджете можно уничтожить миллионы русских. Одной цифрой в бюджете на финансирование сельского хозяйства разбомблено десятки тысяч русских деревень (а что такое настоящая Россия, если не деревня?), уничтожено сотни тысяч русских предприятий (а кто такой русский, если не работающий, придумывающий, изобретающий - от Калашникова до Сикорского и Харламова-Давыдова - "Харлей-Девидсон"). Одна эта цифра жжёт и указывает, что мы живём не в семье, где детям заворачивают завтрак в школу, а в химере, где безумные экспериментаторы этих детей посылают в топку войны, продают в бордели, на органы, делают из них биодобавки для продления своей бесценной жизни (как фонд Алексия 002, управляемый Гульнарой Сотниковой). Все остальные, кто не пошёл на органы и в бордели - пошли в тюрьмы и лагеря. Вот она, нынешняя доля русских - или стой на дорогах, обслуживай проезжающих хозяев, или иди в геи, или умри в Чечне, или спейся, обколись, загнись от нищеты, если привык молчать, жить под шконарем, загнанным в трущобы обрядоверия "красной МП-церкви" и рутинного сериального бездушного следования новым стереотипам - живи пока, обслуживай чужую нефтяную трубу, забудь о том, что ты - русский, коми, карел, - потребляй ежедневную жёвань для простецов, да не забудь сломаться на пятаке перед проезжающим батюшкой-президентом, коганом, цинновером, эпштейном, менделем, абрамовичем, швыдким, клебановым, кириенко-израилем, лужковым-кацем, немцовым - лидером партии "молодые евреи за демократию" - или кто им придёт на смену. Как вы думаете, добровольно, доброй волей, допустят они туда истинно русского?

    Собственно, всё вокруг продукт чьей-то воли. Даже чашка с кофе (хорошим, дорогих сортов, с корицей, с чёрными пузырьками закипающего продукта и белой пеной раза два-три добавленной холодной ключевой воды) - даже эта чашка на вашем столе сама там не появилась, и стала именно такой, а не "Милагро 3 в 1" потому, что кто-то - в данном случае вы - предпочёл раскошелиться и на зёрна, и не полениться принести воды из источника. Смесь событий, веры, их историческая цепочка с чётко прослеженным мотивом приведёт вас к своей истории - что и когда появилось в вашей голове, как мысль, что родилось, а что погасло - желание супчика-лапши тоже мелькало, но вам захотелось свежей головы, чтобы читать эти хроники - и вы выбрали: кофе. Это путь естественной, от живота, от жизни - мысли. Со всеми её простыми прилогами и составляющими.

    Более сложными и порой, невообразимо сложными, являются пути мыслей, идущих не от естества, но от духовных источников. Их путь - от Бога или от сатаны. Других личностей, имеющих возможность дать человеку мысль с её приложениями - просто нет. Как распознать, чью волю, соединяя со своей, ты в данный момент исполняешь - это большое искусство, духовное делание, с накопленными за века опытом и практикой, и с историей побед и поражений. Редко когда зло объявляет, что оно - зло. Зачастую оно прикидывается большим добром, чем само добро, искажением Божией воли. Отними у мира волю Божию - и зло останется неприкрытым - и человек ужаснётся, насколько часто он, даже не сознавая того, по своей волей - падал и спотыкался, служил злу и абсурду, разрушал и проливал кровь (не по воле Божией, тут тоже всё ясно, как выразился Иоанн Златоуст, что "убийство по воле Божией лучше ложного человеколюбия") невинную.

    Историки и политики-практики обычно имеют дело с разными смесями продуктов воли, свободы, принуждения, сами исполняя чью-то волю и занимаясь своей химией-алхимией, предлагая осознание прошлого (для чёткой картины-плана, куда и в какое будущее гонят страну - обычно являющуюся иллюзией и миражом, как коммунизм, вечно удаляющийся, как горизонт…) с некоторой долей пафоса и романтики - чтобы хоть путём деклараций и идеологических структурных композиций, вуалирующих личные и групповые интересы - пройти кратчайшим путём в своё царство, где они будут свободны. Целью является установление своей личной свободы, через ускорение единых химико-общественных реакций и замедление или разрывание других связей и соединений. И - мы в царстве, либо установленном согласно небесной воле, либо - в царстве тьмы, порока и страстей. Попутно летописцами и историками создаются свои, удобные, сглаженные и отшлифованные версии (вплоть до происхождения нынешнего царства от животного мира, от обезьяны) и остаётся только отсекать и держать по тюрьмам наиболее активных, преподавая остальным то, что нужно (например, Россия - страна дураков и пьяниц, не способных работать эффективно - нынешний миф). Это не анализ прошлого, это скорее биосинтез, создание биороботов, людей, лишённых своей воли, подверженных стадным комплексам.

    Кто ты, что ты? Мало знать, что ты сделал или нет - необходимо выявлять мотив твоих действий и бездействий. В попытках описать всё, абсолютно всё - у нас нет недостатка. Вот только при детальном рассмотрении это всё куда-то улетучивалось, поскольку во-первых вместо истины устанавливалось только то, что нужно было рассказчику о том, как мы хорошо жили и будем жить, а во-вторых, более честный человек вынужден был говорить фразу: всё в руках Божьих, констатируя, что это всё, как роса - рассеяно по отдельным действиям разных людей, чтущих святость, оставляющих в своём мире место святому, незыблемому, за что можно жизнь положить.
    Целью людей власти, в том числе и нынешней, является не то, "чтобы не было войны" - а то, чтоб не было революции, в разном понимании этого слова. Ре - назад, волюция - движение. Движение назад, к будущему в прошлом. Будто мы случайно проехали свою остановку, осознаём это и возвращаемся назад, исправляя ошибку, увидев в этом прошлом нечто очень важное. Власть тоже понимает сущности, связанные с общим состоянием общества, и всячески пытается опорочить, перезахоронить, похоронить наше державное монархическое прошлое. Подобное тянется к подобному, человек, у кого по нашей пословице будет царь в голове - будет тянуться к самодержавной, верующей, любящей и его и многих, и любимой своими детьми, России.
    Именно поэтому в лучшее рейтинговое время раньше завывал Радзинский, стремясь опорочить если не царя, так его окружение, если не окружение, так народ, живший на монархических высотах, а теперь его сменили другие "сучкорубы", обрубающие последние ветви с ещё живой нашей исторической памяти. Власть очень хорошо понимает, что из пеньков не построишь небоскрёб. Из школ изгоняется историческая наука, подменённая набором мифов и американизированных комикс-экзаменов, плюс создаётся искусственный вакуум в области самостоятельных, деятельных, думающих, анализирующих, синтезирующих, решительных людей. Кого не отсосёт американский пылесос "утечки мозгов", того отстранит любимая "красными" "Белая стрела". Кого не удаётся купить и поставить в позу "немного пригнись", искалечить в Чечне, сгноить в безденежье, столкнуть с инородцами, оглупить "Аншлагами", соблазнить, совратить, споить - тех опозорить, раздуть против них истерию, чтоб толпа в который раз потребовала: "Распни, распни!.." Тут уже "Белая стрела" не поможет - при столкновении веры нужна публичная, испрошенная толпой, казнь. Иначе вера только приобретает новых мучеников и апологетов, пока ещё про себя, не открыто ужасающихся тайным механизмам репрессий и подземным кровавым рекам, пролитым химерой: под названием эРэФия. Отсюда истерика против якобы существующего "русского фашизма", а точнее - против любого русского. Отсюда законы "об экстремизме", доведённые до абсурда: сажать! Сажать за критику высших чиновников!

    Империи создаются духом, и личностями, следующими путём этого духа. Нынешняя химера создана из людей-кирпичиков, предпочитающих нормы статусного потребления: я не такой, как другие, потому что питаюсь в этом ресторане, хожу в этот ночной клуб, могу купить себе дорогую женщину (дорогущую пока не могу) - но в то же время я не такой, как те, кто выше, я ещё не вошёл в их клуб, не могу себе позволить по статусу некоторых вещей, людей и блядей… У меня десять миллионов, значит, надо двадцать, у меня пять миллиардов - нужно ещё трижды по столько. Удовлетворения, оргазм - при переходе от одной цифры, к другому порядку, от одной ступеньки - к другой. Духовное наслаждение исключительной, эксклюзивной особи, могущей себе позволить иметь то, что заказано большинству смертных. Полубожеское состояние всемогущества рассмотрения под микроскопом тонких нюансов своего желания и предвкушения его исполнения.
    Сатанинская гордость. Прелесть обладания самой возможностью иметь, искушения все-подчинения, тотального контроля за любыми подозрительными шевелениями. Вот особенности Пидерсии, государства-могильника, возведённого на одной шестой части земной суши. Нами пока что правят безнадёжно больные люди, объединённые иррациональным духом, верой в Золотого тельца. Посвящённые в эту веру, приближённые живут по своим законам, судятся своим судом и считают действия с точки зрения разума целесообразными только тогда, когда они не противоречат их вере. Как бы ни были бессмысленны, или преступны по букве закона действия их начальников - они всегда идут вне критики, более того, за их критику, высших чинов - надо сажать, убивать, распинать, ведь принадлежность к тайне говорит о том, что они творят добро, настоящее добро - близость к ним, это близость к богатству. А на что ещё может опереться человек? Смысл жизни? Быть поближе к ним, среди них, удастся - выше их, купить их и других наёмников для своей защиты, иметь их всех, весь мир…

    Обладание всем миром, видимым миром - конечная земная цель. Но сатана не может обладать и управлять Божиим. Ему неподвластны святые и Христова Церковь. Если это так, то надо хотя бы уменьшить их число, их количество, их присутствие, их уважение к царской власти и благословение действий Белого Царя.
    И едет в Нью-Йорк посланец-президент, добиваться того, чтобы если не искоренить, то хоть уменьшить Белую Русскую Церковь - купить продажных архиреев, оболванить неискушённых. И до того А-2, он же Ридигер (болтавшийся по эстонским немецким концлагерям с письменного дозволения гестапо и с подписью о сотрудничестве с ними), он же "Дроздов" (стучащим под этим псевдонимом в "контору глубокого бурения") - едет в Нью-Йорк в достопамятном 1991 году, к раввинам Нью-Йорка: "Шалом, братья! Ваши пророки - наши пророки…" Вот действия нынешнего двуглавого дракона - одна голова на реках и морях крови безумно обогащается и продаёт всех и вся, другая - блядствовавшая со всеми режимами (коммунистическим, национал-социалистическим) продолжает своё дело и сейчас, раздвигая ляжки и перед раввинами, и перед нынешним режимом - педерастическим.

    Они не могут жить без поганства, без похабщины, без того чтобы, искорёжить, исковеркать всё, начиная от веры и кончая экономикой страны.
    В математике есть способ доказательства "от противного", когда рассматриваются по очереди все случаи и отвергаются: и это плохо, и это не годится. В данном случае - конечно, всё у нас плохо, но хочется передохнуть от этого. Без глотка воздуха в жизни нельзя - это не математика, гораздо выше.

    Я рождён от любви. Отец любил мать, она - его. Прожили вместе всю жизнь. Бывало, хотели расстаться, даже разошлись на полтора года. Меня берегли, говорили, что отец уехал в командировку на Урал - и всё же не смогли жить так. Сошлись. Я благодарен их любви, оказавшейся сильнее очень многих соблазнов в жизни. Отец умер, а его любовь жива до сих пор, как и его душа. По образованию он был физиком, конструктором, инженером. По вере ему просто полагалось быть атеистом. Но он так любил меня, что от начала до конца, от фундамента до маковки, строил со мной ту церковь в деревне, о которой я говорил раньше. Его любовь была сильнее того, чему он отдал жизнь - вере в познаваемость, первоначальность физического мира.
    Если мы и разыскиваем что же на страницах этой книги не из области от противного - так это любовь. Любовь и святость, которые - есть в России, которые сильнее всего, что может им диктовать Пидерсия.
    Святость сродни сверхпроводимости - однажды попавшая туда энергия не исчезает, а преумножается и накапливается, свет и яркость всё усиливаются, как бы ни был узок внешний физический круг (невидимого мы можем только коснуться, прибегнув к помощи святых).

    Пидерсия умеет только гадить, жрать и гадить, уничтожать и извращать. Именно сейчас видно, насколько преступным является правящий режим, максимально изуродовавший и жизнь отдельного человека, и его семьи, и всего государства - все уровни, замордовав с целью обладания чем-то "по закону" - опутав всех паутиной бумажной болезни.
    Основой экономики является произведённый продукт или услуга. Пидерсия же, ничего не произведя, положила рядом с продуктом гору пустых бумажек, смешала, и предложила сыграть в лохотрон - в итоге в нашем стаканчике: ваучеры и обещания, в руках Пидерсии - сотни и тысячи предприятий.
    То, что они называют рыночной экономикой - гипертрофированное "чёрно-рейдерское" рабство, зависящее от поползновений этнических группировок, в основном имеющих свои государственные образования за пределами России - по сути хаос, в котором есть только один определённый порядок: чем выше ты забрался - тем более несвободен. Если свободу понимать как то, что ты в своём бытии выбираешь необходимое, тобой не обладающее, а не тебя поимели и имеют, и в силу этого ты имеешь свободу на выбор иметь других, менее дорогих, чем ты, членов пирамиды пассивных "непонятных "неформалов" - пассивной пидерсии.
    Да и откуда взяться нормальной жизни, нормальной, национально-ориентированной экономике без нормальной национальной политики? Нормальная экономика характерна, как экономия на насущное - в империи, производящей, в силу осознанности действий своих чад, огромный избыток. Империя как способ жизни белого человека - это всегда распределение огромного избытка в пользу нуждающихся, слабых, которым и нужно-то немного - кто-то приносит сам собой урожай "в 30, 60, а кто-то и в 100 крат"…
    Война для империи, заботящейся о своих птенцах - всегда дело очень хлопотное и дорогое. Для Пидерсии же - очень прибыльное, какую бы она тактику ни избрала: четырёхслойную времён Отечественной (три слоя настилает и по ним идёт четвёртый), или гнусно-чеченский (загоняем детишек на улицы города в консервных банках, где устраиваем спортивное состязание - кто больше сожжёт).

    Турецкие, балканские, кавказские, европейские войны - опустошали русскую казну до предела. Возможно, кавказские войны вообще были ошибкой: мы приобрели шатких союзников и небольшие небогатые территории. Армян от геноцида защитили, но сегодня во времена нашего геноцида они что-то не очень торопятся отплатить нам помощью. Население помнит до сих пор гораздо более о своих закавказских корнях, а мы, путём бестолкового интернационализма (насаждаемого Пидерсией, когда ей это выгодно), кормим через торговлю кавказские страны, которые бюджеты-то свои верстают с учётом того, что они уторгуют на наших "мандариновых рядах" на рынках. Нам что, своих уже не надо кормить, что мы на 1\3, на 1\4 дотируем их бюджеты? Да ещё вынуждены постоянно держать довольно солидные войсковые гарнизоны на пограничье.

    Сравните, насколько перестали сразу же отдавать эхом некомплиментрарности огромные сибирские завоевания, проведённые даже не армией, а небольшим отрядом (сегодня бы назвали ОПГ) Ермака; и насколько серьёзно сегодня нам аукаются те кавказские победы - противостояние стабильной национальной некомплиментарности, которая с границ давно уже переместилась внутрь страны и разлилась по всем городам и весям России, где торгуют мандаринами и гонджубасом.

    Ещё большей, если не решающей победой-поражением России стало приобретение южных территорий, заселённых местечковым жидовством. Приобретение более чем сомнительное было на протяжении веков сдерживаемо указами о цензе оседлости. И действительно - зачем нам те, для кого нет ничего святого? Если мы по мере анализа геополитики, взаимопроникновения культур, внимания к национальным особенностям - примирились с Кавказом, особо не настаивая на своей власти там, имея кавказских князей в политической элите, кавказские дивизии - в составе армий, то есть жили бок о бок, параллельными мирами, то с "местечком" - такое было невозможно. Установка "местечка" только на мирское, на земное, на выгодное, порождала (где бы она ни появлялась) одно - бей его, спасай Россию! (Впрочем, как и во многих других странах - в Испании, в Англии…).
    Путь местечка - путь Иуды, предлагающего: "давайте продадим масло и раздадим нищим!" - путь зла, прикидывающегося добром, большим, чем Сам Бог, чем Христос.
    Это путь, где ничего святого, путь разрушения государств, убийства царей, геноцида (в Пурим местечко празднует победный геноцид над персами). Сразу после революции 1917 года "местечко" хлынуло, наводнило обе наших столицы. И при тотальном уничтожении коренных русских родов, целых слоёв русского общества - создало своим миллионно-швондеровским нашествием "квартирный" вопрос. Эта атака завершилась полным "воцарением" в 1991 году, возобладавшей идеологией стала опора на самое худшее в человеке; на компромате, как на цементе, выстроена "вертикаль власти" этого ига, этого нашествия.
    Никогда никто не ринется в атаку, не имея поддержки, в одиночку. Тем более, чтобы захватить и удержать страну потомков тех кто уже отрезал два ига - без удерживающей круговой поруки невозможно. Сегодня насаждаемое "единорастами" добро, используемое как пиар-акция - "продадим масло и раздадим нищим" (перед телекамерами) - это и есть царство Иуды, будь он жив, он был бы тут бессменным их лидером.

    Местечко, имеющее целью наше рабство или уничтожение (как и всего мира), захватило с собой на наши территории в качестве наемников и тех, чьи аппетиты поменьше. Зауралье наше правится Китаем. Кому-то - наши рынки, ещё кому-то - наши дети, уже поголовно знающие все уличные цены на дурь. Геополитически Китай даже не скрывает своих властных амбиций, называя нас "большим больным человеком". Он готов поуправлять Дальним Востоком, Сибирью, более здраво, чем мы - это намёк, в котором они предупреждают тех своих сородичей, что более миллиона в год пополняют количество дальневосточного населения - действуйте осторожно, пока Гулливер не проснулся - его можно опутать. Путём современной, идеологической войны "единорасты" готовы открыть наши границы не только своим жёлтолицым союзникам, но и всей иммиграции - в основном незаконной. Пидократы слабо размножаются, а чтобы количественно не было заметно их слаборождение и чахлость - они приглашают чужаков, а по сути - наёмников: придите на эту чужую для вас землю и возьмите кусочек - на рынке, через наркоточку, через подпольный цех - за это вы будете нам обязаны отплатить своей кровью - часть из вас, буфер между россами и "единорастами" - будет побита, избита, выкинута из страны, патриотами которой вы никогда не станете! И Китай, и Кавказ сегодня платят эту цену кровью - дань игу.

    Время течёт. Уже второй раз за то время, что я заехал - идёт по телику "Боец", он же "Немой". Правда, оконцовку смазали - вместо песни "Странная ночь" - анонс "Солдат"-тринадцатых, тринадцатого сезона обгаживания русской армии таким способом. Есть и иные - "Задов и компания"… И мы опять уйдём в сторону, в дебри ужасов идеологии, если потянем эту ниточку, хоть давно пора бы не ужасаться тому, что происходит, и готовиться, и готовить сбывающиеся пророчества.
    Течение времени многих несёт к смерти, и издалека большинству кажется непреодолимым последним водопадом, который перемелет твои кости в прах, не оставив этому миру ничего, кроме кучки электронов и атомов, бывших твоим телом - этим и слаба Пидерсия: страхом смерти. Этот страх она и эксплуатирует, бичуя смертями других, кто ужасается этим смертям, не видя, как далее из умерших зёрен возрастают плоды, в тридцать, шестьдесят, а то и сто крат.
    Пидерсия, сообщество голубых поносников, пидократов, единорастов - слаба тем, что она размножается, сея смерть, передавая бразды правления предателям, стукачам и крысам, опираясь на иуд, родства не помнящих, и прочую шваль - слаба тем, что её распространение, размножение идёт путём заражения, путём мастёвой окраски, отбора затем худших из худших, путём вечно ноющего обиженного меньшинства. Пидерсии для управления Россией необходимы инородцы также оторванные от своей родины (и у этих родина - предательство и ад, и отец их, вернее, отчим, злой бешеный отчим - маньяк - сатана, и заразить этой неприкаянностью они пытаются всех). Тот, кто заразился их болезнью, лёг под них - потерял родину. А инородец поймёт их приказы и даже молчаливые намёки - и будет безжалостен в уничтожении и эксплуатации хозяев русской земли, всего оседлого населения. Эти кочевники подготавливали агрессию 1917 года, а затем скачок наверх 1991 года, поскольку сразу, с первой революцией всё подмять и переделать не удалось.

    Кочевники и паразиты не могут управлять, они умеют только гадить и плодить болезни. Пидерсия вынуждена была отступить и поделиться, подвинуться на троне. Сталин потихоньку подъедал евреев из верхов (возможно, находясь в ложном положении, будучи неспособным победить врага его же оружием, его же идеологией - всё-таки ложь, трусость, предательство, обман, страх смерти - их оружие), но только установил некоторый баланс, всё же дозволяя им быть и наркомами, и членами Политбюро, и мучителями из троек НКВД, и идеологами-комиссарами, валившими слоями русский народ под свои ноги на Великой Отечественной. После его смерти оттепель шестидесятых как раз характерна обрусением Политбюро, полегчанием климата. Пидерсия ринулась в диссидентство, опять в ряды разрушителей государства. КГБ по пятому пункту не принимал их в свой орден, и война диссидентства с "конторой" приобрела черты "священной" - мученики которой, отсидевшие в ссылках на казённых харчах, и по за границам с Израилем и США во главе - вернулись к 1991 году "апостолами" второй революции, нынешней, авторитетами нынешнего пидо-демо-торжества Пидерсии на русских просторах.

    Третий Рим, казалось бы, у её ног. Во многих книгах серьёзного характера, анализирующих нынешнее положение, очень качественно описаны ужасы нынешнего геноцида и нефтяного безумия, симптомы болезни "большого белого человека" - России. Тем не менее, это касается следующего за анализом синтеза - тут полный крах: иллюзия на иллюзии. Очень многое упирается в партийную принадлежность пишущего, в его личные фантазии, амбиции - и в результате - беспомощные советы "потерпеть и ничего не делать, само рассосётся" ("Проект Россия"), до ожидания, что нефтяную и газовую отрасль возглавят люди, которые дадут присягу никогда не выезжать за пределы России, сами и их потомки ("Почему Россия не Америка?").
    Сделав точный диагноз, надо намечать ход лечения. А наметив - приступить к операции. А это страшно, поскольку надо применять силу и идеологию, не просто адекватную силе и идеологии Пидерсии - а превосходящую! Идеологию не просто на грани сил человеческих, но на грани смерти, за гранью возможного (для разума) - на уровне пророчества и священной войны.

    И ещё раз приходим к тому, что ни либерально-экономические выкладки, ни групповые партийные амбициозные проекты - ничего на самом деле не изменят и вряд ли конкурентноспособны с насаждаемой верой и идеологией поклонения Золотому тельцу. Скорее, наоборот, самоуспокоение - что, видите, нет выхода, и не надо бороться - работает невольно на то, что русский вольный человек всё больше заключён в рамки выбора, принимая который, он становится другим человеком, общечеловеческим стадным ничем, короче не русским.
    Русский - это свободный. Идеология, вера и церковь, способные убедить его и повести за собой - это белая церковь и белое движение. Как уже не раз было в истории, и что собственно русских сделало русскими, спаяло в созидающую удивительную нацию с неповторимым государством, в рамках которых не подверженный искушению постоянного исторического выбора между хорошим и ещё лучшим, хорошей властью и ещё более лучшей. Борис и Глеб, первые наши святые, даже зная о неприемлемости действия Святополка окаянного - тем не менее идут и на смерть, и не желают даже ценой своей жизни изменить хоть на йоту отношение к власти и порядок властвования у русских.
    Для русского всегда есть батюшка - русский Белый Царь. Он и ответит на все вопросы, он прикажет - и на смерть пойдёшь, и завоёвывать, что надо (недаром уже редуцированно авторитетных людей называют батями - однозначно, непререкаемо подчёркивая авторитет, не подверженный колебаниям конъюнктуры). Его, Белого Царя, дети - уж точно не будут вздёргивать за рубеж и устраивать свой бизнес в Израиле, мутить с нефтью на американских бензоколонках… Это дело - низкое по сравнению с высотой монархической России, по сравнению со всеми благами Запада, к которым так открыто тянутся неисправимые и неизлечимые ни духовно, ни физически нынешние наместники России.

    В метре от меня Коля "Толстый" усердно пишет письмо в правозащитную организацию. По букве приговора получил два года за то, что пьяный сосед около его дома пнул его собаку и, укушенный, ходил по посёлку, пьянствовал - раны загноил. Соответственно, через 3 недели такого "лечения" экспертиза устанавливает увечье средней тяжести, и суд несмотря ни на что, отвергнув даже свидетелей - влепляет два года. Это внешне. Внутренне, по существу, - Коля мешал соседу-барыге, оказавшемуся к тому же молдаваном, банчить на его улице, в его посёлке - приходилось втихаря подгонять фуру, делать вид, что туда-сюда перегружают гнилые помидоры, и потом ещё эти "помидоры" сутками охраняют некие субчики.
    В полутора метрах - спит Серж, полное имя которого даже трудно произнести - вроде как Серажутдин или что-то около. Спит после ночной дороги, после трёх своих намазов, омовений, или как их ещё обозначить. Спит на полу, хотя у него и есть своё место, но он устроил из нескольких матрасов диванчик, постелил плед - готов, не шевелится в своей бейсболке.
    Двое сухоруких (на сегодня в камере - три инвалида) расплетают пиджак, оставшийся от Сашки-Лесоповала. Тот с такой радостью уехал на посёлок, что всё позабывал.
    Ещё двое чинят кипятильник, не торопясь подрезая железо нагревательного элемента вокруг провода, не торопясь опять же заготавливая пакеты, чтоб потом запаять вместо изоленты.
    Сова в трюме. Другой недавний малолетка Денис "Малах" - закутался как личинка в в чисовское одеяло - и постанывает во сне у меня под ухом.
    Телевизор молчит - я тоже пишу эту книгу серьёзного характера, пытаясь донести одну простую мысль - многое уже сказано, даже излишне много - там, где надо действовать и собирать для действий, отбросив лишнее - оставив лишь веру, волю и разум. Это сложнее всего там, вне этих стен, когда кругом - девушки, "соблазны" - рама падает… Хотя давно уж разжёвано, пережёвано - нынешняя болезнь - а по сути смерть под Пидерсией - просто так не пройдёт.
    Телевизор молчит. Надоел бесконечной жёванью. Хотя тоже старается, чтоб эти строки вышли без помех, чтоб наконец-то когда-то сказали правду и о их страданиях, или о их судьбе - хотя, Россия живущая по праву Божьему, всегда жила именно так, именно ощущая лучи внимания, и тепло небесной заботы. Так она выстояла.

    Оглядываясь в прошлое, можно сказать, что Россия, её огромные пространства от Литвы до Японии - настоящая Россия, приобретена россами не американским, не агрессивным путём - не подавлением и тотальной чисткой: народы с их землями остались на их местах (даже сегодня нефтяники кое-кому платят подачки за использование родовых угодий, но большинству обламывается кому хрен, а кому и два). Кавказ - это уже грань, максимально допустимая граница, на которой кончается комплиментарность. Кусок Польши с местечками - перебор. Явно неловкий кусок - Кёнигсберг-Калининград - с могилой Канта - осколок нашей дружбы - борьбы с братьями-немцами. За него - не стыдно - а полабские славяне (жившие в своё время и по Лабе (Эльбе)) - забыли? Как их сделали не нашими огнём и мечом? Это вечные разборки в одной семье - хоть и дрались с немцами в ХХ веке два раза до кровянки, но никакой ненависти к ним нет, впрочем, как и у них к нам - дрались серьёзно, но не до уничтожения. Хотя, Кант с его могилой всё же карябает нутро - ходил старичок по этим улицам, жил по часам, что-то изобретал, умственного характера, какой уж он наш… Ильин, лежавший в Швейцарии - вот наш. Сен-Женевьев-де-Буа - наше, а этот кусок Прибалтики уж больно далековат от нас в связи с потерей советской империей всего остального, от Литвы до Финляндии. Хотя и с ними у нас была ведь дружба. А дружба это очень много.
    Мы ещё посмотрим на наши границы, когда в России будет установлено нормальное правление (нужны годы), проведена политика национальной экономики (нужны плюс ещё десятилетия) - по примеру того, что провёл Кекконен под боком у грозного подозрительного и неповоротливого Союза. Тогда, когда встанем на ноги - опять приобретём надёжных, равных по происхождению, по истории, братьев. Ведь были же с Дмитрием, на его стороне на Куликовской битве, и Ольгерд, и Витовт Литовские, погиб под нашими знамёнами даже татарский принц Андрей Серкизов (простецов там не упоминали).
    Как везде и всегда - к сильному тянутся.

    Во многом, души многих явлений, души многих стран - подобны женским: любят победителей, устав от рутины и одиночества, и насилия хитрожопых кочевников, рыскающих по миру. Пока страной правят оккупанты и временщики, ограждающие себя от остального общества милицейско-конторским кордоном, мы будем слабы. Настоящий хозяин никогда не прячется в пределах своих владений от тех, кто является его стадом. Нынешние же президентско-депутатские "вылазки в народ", спланированные и срежиссированные, созданные с определённой пиар-целью, в которых задействованы сотни "случайных прохожих" в штатском, не говоря уже о стене тщательно зализанных, - это свидетельство слабости, конченной гонимости. Человек, по-настоящему управляющий даже самой агрессивной средой - является её частью. Иначе его не поймут и не примут. Было бы смешно слышать, например, чтоб кто-то "в законе" ходил по централу или по зоне, ограждаясь от мужиков стеной, ведя против всех контрразведку, репрессии. Это невообразимо. Потому что органичная сущность власти внутри единого государства - безболезненная связь первых с последними, верность на всей территории, где установлено Божественное право.
    Лихие люди в России были всегда. Но органичная саморегуляция русского общества расставляла их по местам. Наиболее опасные были - по границам. Каждый находил (в идеале, конечно) своё применение. Воровства, внутреннего, разбойного, разлагающего всё сверху донизу как такового не было. Ещё недавно деревня, основа России, жила не запирая дверей. Поставил палочку, или веник - и пошёл. Общий быт, общие для всех, практически одинаково скромные наборы предметов потребления, общие интересы, чтоб сосед-погорелец или молодой семьянин - жили так же, как другие: помощь, построение всем миром, всей общиной, ульем - ему дома, такого же, как у других. Бесплатно, всей деревней, без очереди на жильё, без ипотеки и предоплаты - даром, как и следует по Божьему праву. Единичные случаи баловства, шалости, особой ухарской удали не были жестоко караемы - даже уже поздних времён раскольниковская "ходка" по двум 105-м, и даже 162-м ч.3 - с милой картинкой, как они рука об руку с Софьей каждый день наворачивают супчику на промке, а потом сидят, обнявшись, на брёвнышках - это максимум для того мира, где священник сельский, и урядник в захолустье жили одной пчелиной жизнью: луг, покос, десяток детей, хозяйство, коровы, овцы, лес, заботы о насущном - обрамление для счастья от общения с тем, что свято. В святое не тычут пальцем. Его берегут и живут рядом с ним - тихо, разумно.
    Лихие люди искали своей доли в другой святости - военной, защитной и обагрённой кровью. Там, где был чужеродный десант - там и наш ответ, там и казаки-разбойники. Кто шёл на войну, кто - в купцы (тоже был рисковый путь). По сути - буйные всегда были не внутри общества, а на границе, на острие, и другая противоположность буйства - в тиши, в уединении, в скитах и пустынях. Мало что делалось за деньги. Деньги знали своё место - быть прослойкой, не более чем, по Божьему праву. Это в наше время болезнь, иллюзия, что экономика определяет всё, что политика - продолжение экономики другими средствами - сеет следующую иллюзию, что в начале всего - средства, деньги, что кучка банкнот, скрученных в тугой рулетик и перетянутых цветной резинкой - этот цилиндрик - и есть ты. И если у тебя нет этой сердцевинки - то ты никто.
    Это кривозеркальное отражение нормальной реальности: политика определяет экономику, покровительствует ей, политика, ощерившись вовне, не даёт разрушить эти внутренние, нацеленные на создание продукта, а не бумажек - органы государства.
    На золотых кружочках, коими пользовалось государство - был профиль кесаря, который своим словом устанавливал границы своих действий, давал пример своим подчинённым. Деньги на своём, подчинённом месте, символически служили единству нации, и делить их - было безумием - всё равно, если бы пчёлы стали бы делить мёд: погибли бы все. Наоборот, у пчёл при недостатке гибнут солдаты, но не матка. Сравнение с ульем, конечно, имеет свои масштабы. Империя - гораздо колоссальней, по разнообразию производимого нацией внутреннего продукта, но сравнима по чистоте, по естественности устройства. И стремления к переустройству веками освящённой Божией власти, когда святые - учили князей, как им поступать, воспитывали, а сначала и вымаливали царских детей, беседовали о пророчествах и назначении жизни русской, смысле и необходимости Святой Руси, как свидетельства высокого происхождения и назначения человека (от Бога, - к Богу; а не от обезьяны - во тьму и пустоту) - на таком фоне звенеть презренным металлом, считать произведённую стоимость и переводить её на кир или стоимость доступных женщин - вся эта вера в экономику и её апостолы в кожанках с наганами и красными бантами - выглядели не просто аномалией, а считались воплощённой бесовщиной.
    Агрессия жидократии в разных её гнусных формах, раны ею нанесённые организму России - демоничны по своей природе. Комиссары в кожанках, как воплощение бесов - очевидная реальность, если смотреть изнутри той, Белой России. Нынешние заявления об окончании гражданской войны их потомков - это ультиматум: пусть русское тело с отсечённой головой Царя, с отсечёнными руками и ногами - армией и делателями, потихоньку забудет о святости, и сгинет, и исчезнет - хватит уж трепыхаться, всё кончено. Некоторые, правда, ностальгируют - Путин: "Я бы мечтал оказаться там в то время, во время революции…"

    # # #

    Не надоело еще слушать ультиматумы? - сдавайтесь, всё кончено! Не устали от шепотков садистов, гонящих триллерной жути - России конец… Согласились, что ли?.. Медленная агония обрубка под милостивым наблюдением маньяка, адского выблядка, радующегося нашей боли - никогда для нас не будет жизнью. Существование из милости - не в характере русского человека. Пока Россия рожает буйных - она способна к восстановлению (пока что в помешательстве она сама себя уродует, вырывая своими руками куски своего же тела, взрывая друг друга, уменьшая при каждой разборке наше и так уже малое число). Даже на Куликовом поле лихим людям досталось дело - смотреть за переправой. Минин и Пожарский в своё время, при неудаче, объявлены были бы простыми разбойниками. В опричниках Иоанна Грозного уж точно бы не удержались ди-джеи да звёзды эстрады с гребнями на головах. Так что нужны все, кто может ещё в нашем организме доводить до других единую волю, белую волю, волю будущего Белого Царя. Нужны и добрые, и злые, но те, кто способен идти вперёд, к цели, наплевав даже на то, что считали собственным мировоззрением.
    Мы способны, когда нас бьют, смеяться в лицо врагам, и вставать, несмотря на рапорты: "Раскидал одним ударом десять сотрудников ОМОН, причинив им лёгкие телесные повреждения…" Почему бы нам не встать навстречу орде Пидерсии? И не стряхнуть вонючих спидоносных тварей? Недолго им ползать по телу страны… Рассвет уже близко…

    Конец второй части

     
    Юрий Екишев
    "Россия в неволе"

    [ НАЗАД ]
  • Комментарии (0)
  •  
     
    События
    17-03-2016 Крымские узники Афанасьев и Кольченко в пыточных условиях колоний ИК-31, Коми, и ИК-6, Копейск
    13-03-2016 Избиение и фабрикация нового уголовного дела в отношении Сергея Мохнаткина
    13-03-2016 Борис Стомахин находится в состоянии сухой голодовки
    13-02-2016 Анонс пикета в защиту политзаключенных «Хватит фабриковать дела!»
    13-02-2016 Избит гражданский активист Евгений Куракин, преследуемый властями за защиту жилищных прав граждан
    26-12-2015 О ситуации политзаключенного Богдана Голонкова, дело АБТО по письму от 08.12.2015
    26-12-2015 Дайджест политрепрессинга декабря 2015 года
    18-12-2015 По политической 282-й начато преследование алтайского музыканта Александра Подорожного
    17-12-2015 Новый фигурант Болотного дела Дмитрий Бученков: политическая биография
    12-12-2015 Ильдар Дадин – первый осужденный «по уголовке» за несанкционированные мирные протесты

    Публикации
    01-02-2015 Жалоба о нарушении права осужденного Ивана Асташина на переписку
    24-01-2015 Владимир Акименков – об оказании помощи политзаключенным и преследуемым
    03-11-2014 Норильская ИК-15 препятствует Ивану Асташину в обращении в международные судебные инстанции
    02-11-2014 О деле и об оказании помощи политзаключенной Дарье Полюдовой
    02-11-2014 «Вечный штрафник» (о политзаключенном Борисе Стомахине)
    05-07-2014 Владимир Акименков: После Майдана Путин бешено закручивает гайки
    23-06-2014 Алексей Макаров: "Сердце моё - в Украине..."
    19-06-2014 Политзаключенный Иван Асташин (АБТО) о российской тюрьме
    24-05-2014 Дело Краснова и других: националисты, антифашисты и теракт на бумаге
    11-01-2014 Кто здесь самый главный политзек?

    Мнение читателей:
    18-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    17-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    14-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    10-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    08-11-2017  nexans millimat 150  Травля историков Александра Барсенкова и Александра Вдовина


    © «За волю!»
    Российский Тюремный Журнал Кирилл Клёнов Живое сообщество
    Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования