в  защиту  политзаключенных
«For Will to Freedom!»
против  политических  репрессий
«Наша воля к победе не должна иметь границ,
пока мы в неволе...»
«ЗА ВОЛЮ!»-в защиту политзаключённых-против политических репрессий
События   |   Публикации   |   Подшивка газеты   |   Авторы   |   Рубрики   |   Newspaper in English
 Публикации    Четверг, 27 апреля 2017, 14:45 
Главная
  • Узники режима
  • Практическая информация
  • Кто был
  • ЗэКаТворчество
  • Книга - лучший подарок
  • Фото
  • Гостевая книга
  • Помощь юриста на сайте
  • Ссылки

  •  
    от Flexum.ru

    Подписка на рассылку:
     
     
    Голосование

    05-07-2014

    Владимир Акименков: После Майдана Путин бешено закручивает гайки

    для печати  


    Владимир Акименков: После Майдана Путин бешено закручивает гайки Коренной москвич Владимир Акименков - амнистированный фигурант Болотного дела, процесса «Двенадцати», а ныне «Болотной восьмерки», уже больше как полгода на свободе. Экс-участник «Национал-большевисткой партии», движения «Нация свободы», сел членом «Левого Фронта», и за время следствия и суда приобрел солидную известность. До сих пор в следственный изолятор, где он находился, приходят пачки писем.

    Акименков, теперь близкий к анархо-движению, не вылезает из судебных залов, поддерживая оппозиционеров. Недавно, 21 июня, Мосгорсуд утвердил приговор «Болотной восьмерке», и 30-го числа решение вступило в силу. Владимир прогнозирует, что Болотное дело обрастет новыми фигурантами; но при таком раскладе протестная активность в России падает из-за всплеска украинофобии.

    - Апелляция в Мосгорсуде оставила неприятные чувства. Только некоторые фигуранты получили символическое смягчение сроков. Это неожиданность для вас?

    - Нет. Власти за последние месяцы поняли, что можно не менять ничего в приговоре Замоскворецкого суда, где восемь политзэков получили от 2,6 до 4 лет неволи. Ну, скинули по три месяца Ярославу Белоусову и Сергею Кривову. Однако реальный приговор в целом - без изменений для Артема Савелова, Дениса Луцкевича, Алексея Полиховича и Степана Зимина и Андрея Барабанова. Как и условно для Александры Духаниной-Наумовой. Причины в оппозиции. Если бы гражданское общество действительно поддерживало «болотников», дело бы распалось в суде, или политзаключенные получили условные сроки. Внимание общества ослабло. Вспомним приговор - к Замоскворецкому суду в феврале подошли сотни человек, а на апелляцию в Верховный суд не явилось и сотни. Когда я вышел из тюрьмы по амнистии в декабре 2013, то был неприятно удивлен. Я - реалист, но увидеть ничтожно малое число граждан возле суда…. Ожидал хотя бы несколько тысяч.

    Грустно, но ожидаемо. Часть из тех, что раньше ходили на акции солидарности с узниками, перестали оказывать и такую поверхностную поддержку. Причины разные. Кто-то верил в освобождение ребят - в быстрый результат, но так, к сожалению, не бывает; у них наступило охлаждение, они отошли от антирепрессинга. Другие охвачены ура-патриотизмом из-за «покорения» Крыма. Наши товарищи через несколько дней отправятся по этапу - таков итог, и это плохо. Мы все такие разные - активисты, раскрученные деятели культуры, если забудем о болотниках, им придется несладко. Могу напомнить, что внимание к делу, которое было в 2012-2013, оно было большим, чем ныне и помогало нам иметь меньше проблем, чем могло быть в тюрьме от Федеральной службы исполнения наказания. Мы получали письма, на нас собирали средства, митинговали…

    - Но почему суд так избирательно снизил сроки - только Кривову и Белоусову? Это как-то связано с тем, что часть других «болотников» - анархисты?

    - Нет, я не вижу корреляции с политическими воззрениями. Сергей Кривов придерживается либерально-демократических воззрений, однако ему дали больше, чем ребятам-анархистам - четыре года. Дело не во взглядах. Снизили сроки из-за проблем у Кривова и Белоусова со здоровьем; плюс у Сергея престарелая матушка, восьмой десяток пошел, а сын Ярослава третий год растет без отца.

    - Понятно. Вы говорите об упадке в оппозиции из-за переоценки отношения к Путину, вступившего на путь маленького империалиста. Но в марте состоялся крупный «Марш мира». До него демонстрации были в разы меньше, был спад.

    - Да, на том марше было много людей, по-моему, до 20 тысяч, и я в том числе. Москвичи вышли, чтобы «грузы 200» не пошли в Россию. Испугались, что армии Украины и России будут воевать; как раз такое ожидалось после захвата Крыма. Однако Кремль решил не начинать кровопролитную войну руками вооруженных сил, а действует хитро, по-византийски: засылает в Украину диверсионные группы на помощь местным сепаратистам.

    Да и шествие состоялось тогда, когда не были инспирированы волнения на Юго-Востоке, а тамошние противники украинской государственности и ее сторонники еще не взялись за оружие. А Киев не проводил Антитеррористическую операцию, в ходе которой гибнут, как и воюющие, так и гражданские. Буквально за весну вектор координат оппозиции поменялся. Плюс после Майдана власти бешено закручивают гайки: приняты законы об уличных акциях, утяжелились антиэкстремистские статьи в Уголовном кодексе. Создана атмосфера страха. Итог: последние месяцы нет вообще акций в Москве, организаторы боятся, что заявка не наберет хоть какого-то количества сочувствующих. Если «Марш мира» анонсировать сегодня - он соберет в разы меньше участников. Впрочем, политика Путина на «украинском фронте» еще аукнется как нашему народу, так и ему самому. Как Николаю II Первая мировая война.

    - Какие еще, кроме событий на Украине, есть причины, что и на судебные процессы приходит меньше активистов. Ведь антирепрессингом занимаются устойчивые оппозиционеры.

    - Отчего так? Хаос во всех движениях, от ультраправых до крайне левых, текучка кадров. Второе - самосознание народа. Население не способно бороться за свои права, атомизированно или пребывает в уверенности, что беда не придет к ним в дом. Индивидуализм у нас свелся к трусости, а коллективизм к стадности. Считается героизмом перечислить деньги политзэкам или появиться на согласованной демонстрации. Сказывается проблема трусости и у тех, кто вышел 6 мая 2012 на Болотную площадь. Многие под угрозой уголовной расправы дрожат отправиться в суд, поддержать «болотников». И группы поддержки тают. На процессы, от дела ЮКОСа до Болотного, ходят практически одни и те же люди. Большинство в возрасте, в основном женщины, а не мужчины, они не принадлежат к политическим партиям - гражданские активисты. Меньшая часть - люди среднего возраста, и совсем мизер молодежи. На дело «Двенадцати», после амнистии «Дело восьмерых», подтягивалось 40-80 человек, плюс там происходила ротация. На рассматриваемое ныне «Дело четверых» приходят всего 20-25 человек; из них, весомая часть - родственники подсудимых.

    - Вы как-бы член «Левого Фронта», как дела там? Одно из лиц партии - Дарья Митина получила пост представителя МИД Донецкой хунты (ДНР). И еще насчет левых: половина «болотников» - анархисты, их соратников не видно в зале.

    - Я не был бы рад найти Митину в суде взглядом, это было бы лицемерием. «Левый Фронт»? Помню, 6-го мая 2012, того самого, в колонне шло ровно столько же, сколько недавно приходило в Замоскворецкий суд требовать освобождения болотников. Сотни. На волне общегражданского всплеска и интереса к личности Сергея Удальцова в «Левом фронте» оказалось прилично народа, но вот зачастую левыми идентифицировать их было невозможно. Болотное дело, куча обысков у Фронта - все это распугало симпатизирующих. Конечно старые активисты, мои друзья, не сломались - борьба продолжается. Почему анархистов нет в группах поддержки? Не все из них сознательные активисты, иные живут по принципу - не палим щи. Впрочем, государству о них известно больше, чем им самим.

    - А на каком фронте оппозиционности дела хуже всего?

    - Русские националисты. Они не то, что на болотные судилища не пришли, но и к идейно близким не заглядывают. Суд и приговор по первой еще Манежке - там были нацболы, либералы и леваки, националистов или хотя бы футбольных фанатов почти не было. С ужасом я прочитал, еще в СИЗО, что когда зачитывали приговор Владимиру Квачкову, в суде было сто православных дедушек и бабушек. После амнистии был на не вынесенном приговоре Даниилу Константинову, экс-члену «Координационного совета оппозиции» от националистов. Из полутораста человек там были кто угодно - от либералов до левых, даже Андрей Илларионов, и почти полное отсутствие правой публики.

    - Вопрос не без иронии. Удальцов поддержал Путина по украинскому вопросу. Он и Развозжаев - подсудимые по одному из Болотных процессов. Какая атмосфера в зале? Там же судья Замашнюк, он имеет репутацию исполнителя заказных приговоров.

    - Мнение Удальцова и Развозжаева об Украине я по этическим причинам оставлю без комментариев. Что до их дела, у меня ощущение, что если оппозиционеры продолжат игнорировать выходы на улицы и суды, то Кремль отомстит. На фоне закручивания гаек Развозжаев, Удальцов, а также и Навальный, которого крутят по новым делам, уедут лет на восемь колонии строгого режима. Александр Замашнюк - судья, которого сложно переиграть в процессе. Он крючкотворец, и беззаконие будет основывать на букве закона, чем и занимается. В зале находиться тягостно, и как следствие - на процесс ходит мало народа, обычно от десяти до тридцати человек. В наших руках шанс их судьбу сделать иной, если активизируем протестную волну.

    - На что стоит рассчитывать еще одним жертвам охоты за участниками шествия 6 мая - «Болотной четверке»: Гущину, Марголину, Гаскарову, Кохтаревой, где приговор не за горами? На большие сроки, чем «Болотной восьмерке»?

    - Наверное, ребятам пора настраиваться на сроки, как у моих бывших «подельников», в диапазоне от двух с половиной до четырех. Но я допускаю, что если охлаждение гражданского общества будет прогрессировать, то Алексею Гаскарову, которого Следственный комитет назначает на роль «вожака экстремистов», присудят больше, чем Кривову. Органы испытывают личную обиду к Алексею; в левом движении он один из наиболее ярких, деятельных и располагающих к себе людей (Гаскаров был амнистирован по Химкинскому делу по атаке анархо-антифа на администрацию города Химки в 2010, так ребята протестовали против вырубки леса, - ред.). Гаскаров - активист на вырост, и его показательно накажут.

    - Как понимать привлечение в мае к Болотному делу Полины Стронгиной и Дмитрия Ишевского? Четвертое Болотное дело! Это, извините - подарок правоохранительных органов себе в честь двухлетия разгрома «Марша миллионов»?

    - Я удивляюсь тем, кто думает, что очередной арест по Болотке финальный? Неужели люди не следят за новостями: сроки следствия продлеваются, а следственная группа, сформированная из провинциальных карьеристов, сидит в гостинице «Измайлово»? Болотное дело - личная обида Путина. Вспомним фразу, приписываемую ему: «они испортили мне инаугурацию, я испорчу им жизнь». Президент, его администрация, через подконтрольные органы не один год мстят участникам согласованного шествия. И каждый из десятков тысяч участников, вне зависимости от того - оборонялся он от полиции или нет, имеет шансы провести часть жизни под арестом. И плевать, что мы не совершали преступлений - есть тьма фото и видео-свидетельств, а действия, вменяемые нам, не были доказаны. У Следственного комитета планы задержать еще более 80 человек.

    Болотное дело продолжается, и, по-моему, раскрутится Манежное и даже Химкинское дело. Националиста Павла Важенина посадили спустя три года после событий 10 декабря 2010 на Манежной площади, его процесс уже третий. Декабрьская амнистия закончилась и активисты, засветившиеся в Химках, на Манежной и Болотной - кандидаты сесть на скамью подсудимых. Если они проживают за границей - на федеральный розыск. Перспективы нерадостные - как минимум, жизнь превратится в тягомотину, а максимум - мытарства в лагерях. Жестче всего покарают две группы: политических активистов, неважно, каких воззрений, и людей, больше всех активничавших на площадях.

    - Резюмируя: идет зачистка оппозиции к выборам в 2016 году в Госдуму?

    - Не совсем так. Это отчасти политика первого лица страны перед приближающимися выборами. В значительной степени - плоды перехода силовиков на автоматический режим, режим воспроизводства репрессий силовиками. Так уже было в Советском Союзе, но в тоталитарной системе маховик репрессий все-таки был остановлен, а часть силовиков пересажена. Но в нашем клептократическом обществе эпохи постмодернизма невозможно увидеть репрессирование правоохранителей. Недаром председатель Следственного комитета Александр Быстрыкин на вопрос, что будет с Васильевой и Сердюковым, отвечал: «У нас не 37-ой год», - а «болотников» называл боевиками. Так что борьба за политзаключенных должна продолжаться.

     
    Максим Собеский - Новый Регион

    [ НАЗАД ]
  • Комментарии (2)
  •  
     
    События
    17-03-2016 Крымские узники Афанасьев и Кольченко в пыточных условиях колоний ИК-31, Коми, и ИК-6, Копейск
    13-03-2016 Избиение и фабрикация нового уголовного дела в отношении Сергея Мохнаткина
    13-03-2016 Борис Стомахин находится в состоянии сухой голодовки
    13-02-2016 Анонс пикета в защиту политзаключенных «Хватит фабриковать дела!»
    13-02-2016 Избит гражданский активист Евгений Куракин, преследуемый властями за защиту жилищных прав граждан
    26-12-2015 О ситуации политзаключенного Богдана Голонкова, дело АБТО по письму от 08.12.2015
    26-12-2015 Дайджест политрепрессинга декабря 2015 года
    18-12-2015 По политической 282-й начато преследование алтайского музыканта Александра Подорожного
    17-12-2015 Новый фигурант Болотного дела Дмитрий Бученков: политическая биография
    12-12-2015 Ильдар Дадин – первый осужденный «по уголовке» за несанкционированные мирные протесты

    Публикации
    01-02-2015 Жалоба о нарушении права осужденного Ивана Асташина на переписку
    24-01-2015 Владимир Акименков – об оказании помощи политзаключенным и преследуемым
    03-11-2014 Норильская ИК-15 препятствует Ивану Асташину в обращении в международные судебные инстанции
    02-11-2014 О деле и об оказании помощи политзаключенной Дарье Полюдовой
    02-11-2014 «Вечный штрафник» (о политзаключенном Борисе Стомахине)
    05-07-2014 Владимир Акименков: После Майдана Путин бешено закручивает гайки
    23-06-2014 Алексей Макаров: "Сердце моё - в Украине..."
    19-06-2014 Политзаключенный Иван Асташин (АБТО) о российской тюрьме
    24-05-2014 Дело Краснова и других: националисты, антифашисты и теракт на бумаге
    11-01-2014 Кто здесь самый главный политзек?

    Мнение читателей:
    26-04-2017  t9214071367  Гостевая книга
    26-04-2017  t9214071367  Гостевая книга
    25-04-2017  t9214071367  Гостевая книга
    25-04-2017  t9214071367  Гостевая книга
    25-04-2017  Апрель  Гостевая книга


    © «За волю!»
    Дружественные ЖЖ Российский Тюремный Журнал Андрей Бабушкин
    Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования