в  защиту  политзаключенных
«For Will to Freedom!»
против  политических  репрессий
«Наша воля к победе не должна иметь границ,
пока мы в неволе...»
«ЗА ВОЛЮ!»-в защиту политзаключённых-против политических репрессий
События   |   Публикации   |   Подшивка газеты   |   Авторы   |   Рубрики   |   Newspaper in English
 ЗэКаТворчество  >  Проект "ГЕТТО"    Среда, 22 ноября 2017, 17:00 
Главная
  • Узники режима
  • Практическая информация
  • Кто был
  • ЗэКаТворчество
  • Книга - лучший подарок
  • Фото
  • Гостевая книга
  • Помощь юриста на сайте
  • Ссылки

  •  
    от Flexum.ru

    Подписка на рассылку:
     
     
    Голосование

    mailgetto # 10 (образы интеллектуала)

    для печати  


    текст no. 47

    03.05.1998


    Капиталистическое общество - это общество перманентной борьбы ресурсов. Под ресурсами или Капиталом я понимаю, прежде всего, деньги (главный атрибут бизнесмена), возможность бюрократического контроля за информацией (атрибут государственного чиновника), общественную известность (атрибут культурного деятеля) и способность мобилизовывать значительные человеческие массы во время выборов (атрибут политического деятеля). Ни талант, ни этическая чистота не являются ресурсами при капитализме. В силу того, что капиталистические отношения регистрируют и дистрибутируют эти атрибуты, технологии сопротивления не имеют с ними ничего общего. Подлинно противостоят им утопическая идеология и прямое физическое насилие. Если физическое насилие - это единственная способность простых граждан оказывать влияние на ход политических процессов, то вера в невозможное - это единственный шанс для интеллектуала сохраниться и отстоять собственную независимость.

    Идеология является Другим Капитала. Утопическая идеология - это, пожалуй, единственное, что обосновывает противостояние. И только как компромисс между идеологией и капиталом, возникает арт-система с рыночными механизмами регулировки отношений между художниками и буржуями.

    Радикальные художники пребывали в высшей степени двусмысленной ситуации. С одной стороны, западная авангардная традиция, на которую мы так или иначе ориентировались, предписывала левую политическую ориентацию, с другой стороны, государственная власть в России называла себя коммунистической и по степени безумия могла конкурировать с любым самым радикальным автором, с третьей стороны, эстетический андеграунд конца восьмидесятых - начала девяностых, где, в принципе, можно было бы найти взаимопонимание, активно поддерживал буржуазную "демократию". Сегодня я абсолютно убежден, что крах российской современной арт-системы начала девяностых стал итогом неправильной идеологической ориентации большинства в московском художественном сообществе.

    Как написал мой друг Свилен Стефанов, близкий мне болгарский художник и куратор: "для современного художника, за спиной которого - левая традиция европейского радикального искусства, исключительно неприлично вставать на службу правому политическому уклону"1. В этом заключена трагедия радикального искусства в странах посткоммунизма.

    Западная художественная система, как и вся относительно благополучная жизнь, создана десятилетиями изнурительной борьбы с капитализмом. Поколения неприступных и бескомпромиссных фанатиков-революционеров от искусства - Бретон, Арто, Годар, Берроуз, Малькольм МакЛарен, ситуационисты, Майнхоф и многие и многие другие - вот кого, в первую очередь, нужно благодарить за институционализацию современного искусства и создание условий выживания интеллектуальной мысли в капиталистическом обществе голого чистогана и наживы. Только идеология является Другим Капитала. Идеология - вера в несуществующее - это, пожалуй, единственное, что обосновывает противостояние. И только как компромисс между искусством и капиталом, возникает арт-система с рыночными механизмами регулировки отношений между художниками и буржуями. Путем соглашений и сделок ничего добиться нельзя. В лучшем случае, тебе посочувствуют и дадут сотню долларов на чай. Каким другим образом можно объяснить покупку здравомыслящим буржуа баночки "говна художника"?!

    Этими и подобными интенциями я всегда руководствовался в своей практике. Мой скандальный перформанс на семинаре Подороги, как и все радикальное искусство 90-х, имеет именно эту социологию. Мы - действительно, д р у г и е относительно московского концептуализма, и мы - первые. Вряд ли мы доживем до подлинной институционализации левого искусства. А учитывая бесконечную череду предательства и соглашательства наиболее активных деятелей современного искусства (например, Гельмана с Церетели), можно предположить, что борьба будет длительной и необязательно успешной.

    1 Стефанов С. Радикальное искусство Софии // Радек N 01, с. 0092

    Анатолий Осмоловский


    текст no. 46, часть 2

    02.05.1998

    Если мы все же предпочтем название "интеллектуал" - а именно так мы сделаем, учитывая, что нам необходимо подчеркнуть свое отличие от традиции последних десятилетий, - то встретим опасность с другой стороны. Нам будет грозить опасность терминологической идентификации не с шестидесятниками, а с профессионалами из индустрии знания. "Они стали новым классом, и интеллектуальные менеджеры заняли место старых и богатых облеченных властью классов... Каждый интеллектуал, будь то автор или книгоиздатель, военный стратег или юрист международного права, говорит и ведет дела на языке, который стал специализированным и употребимым только в пределах некоторой группы профессионалов"4. Вовлеченность в капиталистический рынок труда делает любого образованного человека частью этого рынка, деиндидуализованным механизмом среди других его механизмов. Это касается не только "автора или книгоиздателя, военного стратега или юриста международного права", но и, например, художественного критика в газете. Высокооплачиваемая работа в любом из центральных изданий заставляет его считаться с политической ориентацией этого издания, которая определяется фининсово-промышленной кампанией, которая им владеет. Возможность независимого и некоррумпированного взгляда на вещи достижима только в ситуации человека, способного прожить, не продавая свою главную способность, - критическое сознание. Это возможно в том случае, если он способен жить без постоянного заработка, или если он получает деньги на побочной работе.

    Если интеллектуал способен на такое проявление независимости, то он способен отвергнуть и другое порочное ограничение капиталистического общества, - ограничение сферы интересов сферой профессии. Упрек в "непрофессионализме" является типичной риторикой буржуазного общества. Профессионализм - это, прежде всего, отчуждение, поскольку профессионал включен в производство, цели которого ему не известны, которое подчинено корыстным интересам власти. В ранних философских сочинениях Маркс набрасывал проект общества с политехническим образованием, где сельский труженик до работы в поле занимался бы химией, а вечерами читал Платона. Более реалистическое решение проблемы не так давно подсказал Эдвард Саид: единственное определение современного интеллектуала - это дилетант, занимающийся не тем, что ему предписывает свободная ниша на рынке знания, а только тем, что интересно ему самому.

    4 Said E. Representations of the Intellectual. - NY. 1992, p. 37

    Олег Киреев

     

    [ НАЗАД ]
  • Комментарии (0)
  •  
     
    События
    17-03-2016 Крымские узники Афанасьев и Кольченко в пыточных условиях колоний ИК-31, Коми, и ИК-6, Копейск
    13-03-2016 Избиение и фабрикация нового уголовного дела в отношении Сергея Мохнаткина
    13-03-2016 Борис Стомахин находится в состоянии сухой голодовки
    13-02-2016 Анонс пикета в защиту политзаключенных «Хватит фабриковать дела!»
    13-02-2016 Избит гражданский активист Евгений Куракин, преследуемый властями за защиту жилищных прав граждан
    26-12-2015 О ситуации политзаключенного Богдана Голонкова, дело АБТО по письму от 08.12.2015
    26-12-2015 Дайджест политрепрессинга декабря 2015 года
    18-12-2015 По политической 282-й начато преследование алтайского музыканта Александра Подорожного
    17-12-2015 Новый фигурант Болотного дела Дмитрий Бученков: политическая биография
    12-12-2015 Ильдар Дадин – первый осужденный «по уголовке» за несанкционированные мирные протесты

    Публикации
    01-02-2015 Жалоба о нарушении права осужденного Ивана Асташина на переписку
    24-01-2015 Владимир Акименков – об оказании помощи политзаключенным и преследуемым
    03-11-2014 Норильская ИК-15 препятствует Ивану Асташину в обращении в международные судебные инстанции
    02-11-2014 О деле и об оказании помощи политзаключенной Дарье Полюдовой
    02-11-2014 «Вечный штрафник» (о политзаключенном Борисе Стомахине)
    05-07-2014 Владимир Акименков: После Майдана Путин бешено закручивает гайки
    23-06-2014 Алексей Макаров: "Сердце моё - в Украине..."
    19-06-2014 Политзаключенный Иван Асташин (АБТО) о российской тюрьме
    24-05-2014 Дело Краснова и других: националисты, антифашисты и теракт на бумаге
    11-01-2014 Кто здесь самый главный политзек?

    Мнение читателей:
    21-11-2017  t9218718396  Гостевая книга
    21-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    18-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    17-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    14-11-2017  t9214071367  Гостевая книга


    © «За волю!»
    Юрий Екишев «Россия в неволе» Российский Тюремный Журнал Наш ответ Чарли Мэнсону - Ян Мавлевич
    Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования