в  защиту  политзаключенных
«For Will to Freedom!»
против  политических  репрессий
«Наша воля к победе не должна иметь границ,
пока мы в неволе...»
«ЗА ВОЛЮ!»-в защиту политзаключённых-против политических репрессий
События   |   Публикации   |   Подшивка газеты   |   Авторы   |   Рубрики   |   Newspaper in English
 ЗэКаТворчество  >  Проект "ГЕТТО"    Воскресенье, 19 ноября 2017, 10:27 
Главная
  • Узники режима
  • Практическая информация
  • Кто был
  • ЗэКаТворчество
  • Книга - лучший подарок
  • Фото
  • Гостевая книга
  • Помощь юриста на сайте
  • Ссылки

  •  
    от Flexum.ru

    Подписка на рассылку:
     
     
    Голосование

    mailgetto # 164 (к 9 мая)

    для печати  


    РАЦИОНАЛЬНАЯ ФАШИСТСКАЯ ПОЛИТИКА


    Герхард Вольф - историк. Он пишет диссертацию по оккупационной политике Германии во время Второй мировой войны. В годы после объединения Германии он был участником группы, ожидавшей, на волне произошедших событий, роста нового немецкого национализма, и ставившей задачу распространять информацию о том, что такое фашизм. В дни накануне Праздника Победы мы гуляли с ним по вечерним московским улицам и тоже обсуждали эти вопросы.



    Олег: - Герхард, я давно слышал про немецкое "чувство вины". Также твоя подруга Энрике сказала мне, что, находясь в Москве и встречая на улице пожилого человека, она сразу же мысленно считает, сколько ему может быть лет, жил ли он в то время, и, следовательно, могла ли ее страна принести ему несчастья...


    Герхард: - Я хорошо понимаю, о чем говорит Энрике. Но я могу сказать, что это нетипично - чувствовать себя таким образом. Я лично никогда не встречал такого отношения, посещая другие страны - что вот, твоя страна начала войну, распространила фашизм... Скорее, представители молодого поколения заранее считают, что их могут обвинить в этом, и заранее настроены агрессивно ответить в том духе, что их обвиняют зря, потому что они родились много лет спустя и не могут нести за это ответственность. Они скорее скажут, что они жертвы войны.


    О.: - Но ведь в истории было много покаяний - и публичное покаяние Вилли Брандта, и покаяния по поводу Холокоста, и мягкая иммиграционная политика Германии в 1970-х годах, принятая в качестве "извинения" за события войны, благодаря которой сейчас там много гастарбайтеров. Неужели ты хочешь сказать, что "комплекса вины" нет?


    Г.: - В Германии никогда не было мягкой иммиграционой политики. Гастарбайтеры приезжали, поскольку в экономике были нужны рабочие места. Единственной политической мерой, связанной с последствиями войны, был закон о предоставлении политического убежища, записанный в Конституции ФРГ 1949 года: любой, кто подвергается преследованиям в собственном государстве, может получить политическое убежище в Федеративной Республике Германия, - но в 1992 году для объединенной Германии принята новая Конституция, и там такой статьи нет.


    О.: - Есть ли что-то, что объединяет сегодняшний день и времена фашизма? Я знаю, что после объединения ты был участником группы, которая видела опасность возвращения фашизма и распространяла информацию о том, что такое фашизм...


    Г.: - Общее настроение в момент объединения Германии было примерно таким: Германия была побеждена в войне, мы достаточно страдали, плакали, приносили жертвы, каялись, но теперь всего этого больше нет. Германия объединилась, и теперь жизнь начинается заново. Поэтому в начале 1990-х было ощущение, что нацизм может вернуться. Конституция ФРГ предусматривала, что армия этой страны может использоваться только в целях самообороны. Но теперь, впервые за много лет, немецкая армия снова посылалась в Азию, Африку... Особенно впечатляющим было участие немецких солдат в натовских бомбежках Сербии: третий раз за ХХ век наши самолеты бомбили эту страну: в Первой мировой войне, во Второй мировой войне, и сейчас, в 1998 году!


    Я участвовал в группе, называвшейся I.K.G. (Initiative Kritische Geschichtspolitik, Инициатива за критическую политику истории). Мы выступали против милитаристской политики новой Германии и распространяли информацию о фашизме. Через несколько лет, увидев, что то, чего опасались, не происходит, группа была распущена. Группа I.K.G. была частью более широкого движения, имевшего название Anti-Deutsch ("Анти-немецкое"), которое берет начало в 1990-м году, с начала первой войны в Персидском заливе. Суть дела заключалась в том, что Ирак при вторжении в Кувейт использовал химическое оружие, компоненты для которого поставляли немецкие производители. Вторжение создавало нестабильность в ближневосточном регионе, а первой опасности в случае разрастания конфликта подвергался Израиль. Движение Anti-Deutsch видело трагизм ситуации в том, что снова, во второй раз после Холокоста, химическое оружие, произведенное Германией, может быть нацелено против евреев. Конечно, широкое левое движение в Германии и во всем мире тогда выступало в поддержку Ирака, поскольку было ясно, что американцы меньше всего хотят установить демократию в Кувейте, а отстаивают свои нефтяные интересы. Но, как бы то ни было, этот вопрос стал причиной расхождения между движением Anti-Deutsch и широким левым движением в Германии.


    О.: - Когда я рассказал слова Энрике относительно "чувства вины" своему товарищу, русскому из Эстонии, то он сказал: такой комплекс вины - это именно то, что прибалтийские государства сейчас пытаются навязать нам, чтобы мы себя чувствовали так же по поводу большевизма. В пример приводятся сталинские репрессии. У нас было время в начале 90-х, когда казалось резонным относиться к сталинизму так же, как к фашизму, но сейчас это представляется неверным. В первую очередь, потому, что нам стало ясно: в 1917 году Советская страна выбрала коммунизм, и трагические события времен Сталина становятся хотя бы отчасти понятны в свете трудностей построения нового общества, Германия же выбрала фашизм, поэтому никаких вопросов относительно счастливого будущего этой страны не было и быть не могло. Но самой трагической датой в истории Германии ХХ века мне представляется даже не 1933 год, когда Гитлер пришел к власти, и не 1928 - его первая попытка переворота, и не 1919 - дата подписания Версальского договора о поражении в Первой мировой войне. Самым трагическим мне представляется 1918-й - год, когда была утоплена в крови немецкая коммунистическая революция и убиты Роза Люксембург и Карл Либкнехт. После этого наступление фашизма представляется в некотором смысле неминуемым.


    Г: - Я считаю, что решающим моментом в определении природы фашизма и коммунизма является их отношение к Французской революции. Продолжая традицию Французской революции, коммунизм ставил задачу построить общество Свободы, Равенства и Братства, но на новых условиях, - так, чтобы люди были равны не только перед законом, но и по своим экономическим возможностям. А фашизм преследовал совершенно другие цели, он хотел построить тоже новое общество, но основанное на неравенстве, и в этом смысле отвергал идеи Французской революции. В свете этого сравнения, исследования, утверждавшие равенство фашизма и большевизма как стран "тоталитаризма" - у нас это называлось Totalitarismus Thesen - выглядят совершенно некомпетентными.


    Но это ни в коем случае не делает менее ужасным то, что произошло в Советском Союзе. Фашизм кончился катастрофой - это неудивительно, они этого и хотели, но удивительно, что такое могло произойти с коммунизмом, с обществом, которое собиралось жить на основаниях равенства! И оно закончилось массовыми убийствами!


    О.: - Известно утверждение Георгия Димитрова: "Фашизм - это реакция капитализма на коммунизм".


    Г.: - О, Димитров был плохим теоретиком. У него есть другое хорошо известное определение: "Фашизм - это открыто террористический режим, опирающийся на наиболее националистическую часть финансового капитала". Это глубоко неверно, так как, во-первых, не финансовый капитал поддержал фашизм, а люди, миллионы! Деньги пришли потом, капиталисты стали давать деньги национал-социалистической партии только когда увидели, что она опирается на поддержку масс. И, во-вторых, в результате этого определения коммунистическая партия Германии до самого 1936 года верила, что фашистский режим слаб, что у него никогда не хватит сил начать войну и напасть на Советский Союз. Она была введена в заблуждение. Это была не просто ошибка Димитрова - все люди совершают ошибки - но это была трагическая ошибка, потому что она привела к тому, что были допущены другие трагические ошибки. И до сих пор многие марксистские историки, принимая это утверждение Димитрова, верят, что фашизм опирался на финансовый капитал, но большая часть общества была невосприимчива к пропаганде.

    Но это не так. Немцы выбрали Гитлера, и они готовы были пойти за ним. И не только мелкая буржуазия и верхушка крупной финансовой олигархии, но и рабочий класс. Если посмотреть данные по тому, как немцы воевали и каким был, например, классовый состав карательных отрядов, то станет ясно, что там было не менее половины представителей рабочего класса. Они точно так же убивали! Поэтому идея, что фашизм есть исключительно идеология мелкой буржуазии, неверна. Поэтому я не думаю, что Димитров был хорошим теоретиком, и что он оказал помощь коммунистической партии.


    О.: - Мы говорили о фашизме с одним моим знакомым философом, и он дал фашизму такое определение: это свойство собак, у которых агрессивность превосходит чувство самосохранения. Историю войны часто связывали с массовой истерией, выросшей из национального унижения Версаля и перманентного кризиса Веймарской республики...


    Г.: - Нет, нет. Это была идеология, которая в то время оказалась способна представить немецкому населению идеологию, которая ее удовлетворяла. Гитлер и его команда могли сказать: население Германии заслуживает лучших условий, чем те, в которых оно живет после Первой мировой войны; они могли сказать, что знают, кто в этом виноват: большевики и евреи; и что они знают, как выйти из ситуации. Это и есть то, что понравилось населению Германии. Им представили нацистскую утопию, и они приняли решение поддержать ее. Это был рациональный выбор! И это же причина, по которой я уверен, что если бы война не была проиграна, то о ней бы никто не пожалел. Может быть, многие считают: "глупо было ввязываться в такую серьезную войну, нападать на Советский Союз и в то же время объявлять войну Америке". Но если бы Вторая Мировая война увенчалась успехом, то немцы сказали бы: "Хорошо получилось!"


    О.: - Но как же, было столько разговоров об "ослеплении" немецкой нации в годы фашизма! Вильгельм Райх писал о фашизме как о результате неправильного сексуального воспитания, есть также замечательная книге Клауса Тевелайта, представляющая фашизм в психоаналитической перспективе, и множество других точек зрения, показывающих, что немцы были ослеплены и одержимы нацизмом...


    Г.: - Конечно, одержимы! Он им очень нравился! Я потому отвергаю все разговоры о "умопомрачении" во времена фашизма, что по ним получается, что немцы не несут ответственности за эти времена. Фашизм был рациональным выбором! Очень просто говорить, как многие: "Да, мы были больны, Гитлер заразил нас своим безумием, но, к счастью, союзники нас вылечили, и вот мы обратно нормальные, добропорядочные члены Европейского Союза". Но в том-то и дело, что немцы хотели жить так, как им предлагал Гитлер - в расовой, сегрегированной Европе, где они были бы хозяевами, а все остальные - рабами. Здесь нет никакой иррациональности, никакой психологии, это история, которую следует анализировать как политический выбор.

    Это и есть то, что я нахожу самым интересным в своих исследованиях. Ключевым тезисом моей работы является то, что оккупационная политика Германии в Польше и на других территориях была, в большей или меньшей степени, результатом рационально выбранной стратегии. Многие себе представляют это в качестве "глупого" или "безумного" расизма: "Мы выше всех, все остальные - это недочеловеки, мы их истребим или депортируем". Да, так они и думали, но скоро стало ясно, что в любом случае не получится уничтожить или выслать всех поляков. Во-первых, для такой работы у них не было необходимых ресурсов, во-вторых, им самим была нужна рабочая сила. Собственно, по ходу оккупации им пришлось поменять свою политику, потому что прежняя была слишком, как бы сказать, фантастичной.

    В своей работе я анализирую критерии отбора, которые немцы применяли для того, чтобы сегрегировать население Польши на немцев и поляков. Когда началась оккупация, то там имелась совсем небольшая часть урожденных немцев - 10-20%, и сначала казалось, что решить, кого оставлять, а кого нет, совсем несложно. Но выяснилось, что много смешанных браков, полукровок, и прочее. Тогда было решено избрать критерии, основанные не непосредственно на расовой принадлежности, а на характеристиках поведения. Было сказано: люди, ведущие себя определенным образом, соответствуют этим критериям, потому что их поведение близко к тому, каким должно быть поведение немцев. Одним из первых критериев была политическая ориентация: если вы участвовали в политике и принадлежали к тем организациям, которые до 1939 года отстаивали интересы Германии, то вы автоматически становились немцем, даже если не знали немецкого языка. Далее. Гораздо сложнее было решить вопрос о тех, кто говорил на обоих языках и жил в смешанном браке, или имел родственников из другой нации. С ними было решено обращаться тоже в соответствии с характеристиками поведения: например, надо было посмотреть их дом. Если человек живет в аккуратной, чистой квартире, значит, он немец, потому что предполагалось, что поляки - это те, кто живет в грязи. И вот здесь, в Москве в архивах, я прочитал самый невероятный пример решений такого рода. Один человек не говорил по-немецки, но утверждал, что его предки были немцами, и он был сочтен немцем потому, что смог доказать, что до войны входил в Ассоциацию владельцев немецких овчарок!

    Так что, когда немцы оккупировали Польшу, где около 90% населения были не-немцами, то они поняли, что они просто не могут себе позволить депортировать эти 90% населения, кроме того, им нужна рабочая сила, поэтому было решено, что будет проще объявить их немцами.


    О.: - Ну, и последнее: группа I.K.G. была распущена. А теперь ты считаешь, фашизм у вас может повториться?


    Г.: - Нет, Германия не такая сильная страна, как тогда.



    ИНФО: 30 апреля теплым солнечным днем 14 активистов Союза коммунистической молодёжи (СКМ) провели лучшую, на наш взгляд, акцию ко Дню Победы: вооружившись краской, валиками и кисточками, они прошли по центру города, закрашивая свастики и националистические лозунги на стенах. Акция называлась: "Долой фашизм со стен! Долой его из умов!". Всего комсомолу удалось обнаружить и закрасить 14 свастик и несколько националистических лозунгов.


    День Победы был не только Днем ветеранов войны и антифашистов, но также и Днем-Ментов-на-Каждом-Углу, которые, по уверению властей, стерегли празднующую столицу от террористов. Однако присутствие в этот день в Москве главных на сегодняшний день террористов мира - президента США Дж.Буша и премьер-министра Италии Сильвио Берлускони - никого особенно не тревожило.


    Но американский президент является на сегодня, без сомнения, самым главным в мире не только террористом, но и фашистом. Он лишний раз подтвердил это, появившись перед Москвой в столице другого современного фашистского государства - Латвии, где по улицам ходят марши эсесовцев. В связи с этим, наши друзья из Латвии, руководители центра современного искусства и новых медиа Кароста (http://www.karosta.lv), созданного на территории бывшей советской высокотехнологичной военной базы, организовали там "Bush-free zone" - палаточный городок для всех желающих. Также не без участия нацистов прошел Праздник Победы в столице Эстонии: смотрите об этом отчет нашего товарища Поля под названием FUCK OFF, dirty Nazi!!!.

     

    [ НАЗАД ]
  • Комментарии (0)
  •  
     
    События
    17-03-2016 Крымские узники Афанасьев и Кольченко в пыточных условиях колоний ИК-31, Коми, и ИК-6, Копейск
    13-03-2016 Избиение и фабрикация нового уголовного дела в отношении Сергея Мохнаткина
    13-03-2016 Борис Стомахин находится в состоянии сухой голодовки
    13-02-2016 Анонс пикета в защиту политзаключенных «Хватит фабриковать дела!»
    13-02-2016 Избит гражданский активист Евгений Куракин, преследуемый властями за защиту жилищных прав граждан
    26-12-2015 О ситуации политзаключенного Богдана Голонкова, дело АБТО по письму от 08.12.2015
    26-12-2015 Дайджест политрепрессинга декабря 2015 года
    18-12-2015 По политической 282-й начато преследование алтайского музыканта Александра Подорожного
    17-12-2015 Новый фигурант Болотного дела Дмитрий Бученков: политическая биография
    12-12-2015 Ильдар Дадин – первый осужденный «по уголовке» за несанкционированные мирные протесты

    Публикации
    01-02-2015 Жалоба о нарушении права осужденного Ивана Асташина на переписку
    24-01-2015 Владимир Акименков – об оказании помощи политзаключенным и преследуемым
    03-11-2014 Норильская ИК-15 препятствует Ивану Асташину в обращении в международные судебные инстанции
    02-11-2014 О деле и об оказании помощи политзаключенной Дарье Полюдовой
    02-11-2014 «Вечный штрафник» (о политзаключенном Борисе Стомахине)
    05-07-2014 Владимир Акименков: После Майдана Путин бешено закручивает гайки
    23-06-2014 Алексей Макаров: "Сердце моё - в Украине..."
    19-06-2014 Политзаключенный Иван Асташин (АБТО) о российской тюрьме
    24-05-2014 Дело Краснова и других: националисты, антифашисты и теракт на бумаге
    11-01-2014 Кто здесь самый главный политзек?

    Мнение читателей:
    18-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    17-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    14-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    10-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    08-11-2017  nexans millimat 150  Травля историков Александра Барсенкова и Александра Вдовина


    © «За волю!»
    Книга - лучший подарок! Живое сообщество Дружественные ЖЖ
    Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования