в  защиту  политзаключенных
«For Will to Freedom!»
против  политических  репрессий
«Наша воля к победе не должна иметь границ,
пока мы в неволе...»
«ЗА ВОЛЮ!»-в защиту политзаключённых-против политических репрессий
События   |   Публикации   |   Подшивка газеты   |   Авторы   |   Рубрики   |   Newspaper in English
 События    Понедельник, 20 ноября 2017, 11:56 
Главная
  • Узники режима
  • Практическая информация
  • Кто был
  • ЗэКаТворчество
  • Книга - лучший подарок
  • Фото
  • Гостевая книга
  • Помощь юриста на сайте
  • Ссылки

  •  
    от Flexum.ru

    Подписка на рассылку:
     
     
    Голосование

    21-12-2006

    Проектом "За волю!" издана книга "Мы заключили договор со смертью..."

    для печати  


    Мы заключили договор со смертьюПолноцветная печать. 320 страниц. Цена в редакции "За волю!" - 200 руб.

    Средства от реализации этой книги направляются на оказание юридической помощи Яну Мавлевичу с целью его освобождения из застенков чудовищной карательной психиатрии.
    Желающих помочь Яну просим связаться с редакцией по тел. +79164929031 (Анна).


    По вопросам приобретения обращаться:

    • непосредственно заказав наложенным платежом, направив заказ по адресу:
      Россия, 115563, г. Москва, Борисовский проезд, д. 10, кор. 1, кв. 220, Петренко Анна; либо по e-mail: zavolu@mail.ru

    • в Москве книгу можно приобрести в магазинах "Фаланстер" (Малый Гнездниковский переулок, дом 12/27, стр.3. Вход в арке) и "Гилея" (м. Профсоюзная, первый вагон из центра, Нахимовский пр-т 51/21, помещение ИНИОН РАН).


    Авторы

    Среди пишуших разное и попадающих в рифму, всё реже встречаются поэты. Среди живущих - живые, среди слышаших - понимающие. Ян Мавлевич (Смертник) прожит жизнью навылет, он достоверен и документален, чёрно-бел, но в то же время фантастически лиричен и твёрд, беспощаден к себе и глубоко трагичен, как немногие настоящие русские поэты.

    Ян Мавлевич - национал-большевик, более 10 лет находится в местах лишения свободы, - 8 из них - в психиатрической лечебнице. Занимался экспроприациями в целях финансирования революционного движения. Участник событий 93-го года (расстрел Белого Дома).

    Анна Петренко (Аткин) - национал-большевик, в прошлом - руководитель Белгородского отделения НБП. Отбыла полтора года в местах лишения свободы, якобы, за муляж взрывного устройства у здания администрации области.

    Александр Зимбовский (Деес). Экоанархист, антивоенный активист. Участник акций против Чеченской войны и экологических лагерей протеста в Тамани, Перми, Воткинске, Азове. Неоднократно, в знак протеста против административных арестов, объявлял сухие голодовки, из них пять длительных (от 4 до 10 суток)

    Игорь Федорович (Сапер). Член Авангарда Красной Молодежи. Отбыл в заключении около 3 лет за попытку взрыва здания Мосгортранса (акция против повышения тарифов на городской транспорт). В настоящее время находится в местах лишения свободы, его арест связан с деятельностью в сфере политзащиты, которой он занялся по освобождении.

    Сергей Соловей - национал-большевик, член НБП, участник мирной акции протеста (захват башни собора св. Петра), организованной в защиту ветеранов Великой отечественной войны в Прибалтике. Находился в местах лишения свободы около трех лет.

    Лариса Романова (Кипиш). Анархо-коммунистические убеждения. Член ревкомсомола и Революционной Коммунистической Рабочей Партии. Отбыла в заключение в общей сложности 6 лет по т.н. "Краснодарскому делу" - о покушении на губернатора Краснодарского края, и "делу Новой Революционной Альтернативы" - дело о взрывах приемной ФСБ.

    Егор Аксенов (Горев). Один из участников воинствующей секты художников "Максим Горький". Находился в заключении в Бутырской тюрьме, где познакомился с политическими заключенными Яном Мавлевичем и анархистом Ильей Романовым (впоследствии осужденным по т.н. "одесскому делу" за терроризм). В тюрьме Егор сделал свои первые иллюстрации к стихам "Смертника". Часть заключения отбыл в условиях карательной психиатрии. По освобождении совместно с Романовым издавал газету "Левый экстремист".


    Кадры бытия и сознания реальных русских экстремистов
    ("цитаты" из означенной книги смотри ниже):



    Аврора



    Ян Мавлевич
    (Смертник)

    ***
    Не вашим поганым ртам
    Мои пережевывать строки,
    Не вашим мокрым губам
    Мои обцеловывать щеки,
    Не вашим внимать ушам
    Колоколов моих звону -
    Я не позволю вам
    Дрочить на мою икону.
    Не вашим дряблым рукам
    Сломать мой хребет железный,
    Не вашим гнилым мозгам
    Думать, что мне полезно.
    Меня осуждать не вам,
    Плевал я на ваши законы -
    Но я никому не дам
    Дрочить на мою икону.
    Не вашей слюнявой любви
    Мой усмирять оскал -
    Я в тухлой вашей крови
    Младенцев своих купал.
    Продажны ваш бог и храм,
    Как ваши гулящие жены -
    Я не позволю вам
    Дрочить на мою икону.
    Не вашим мутным глазам
    Глядеть на моих детей -
    Я лучше убью их сам,
    Но вас я убью скорей.
    Мне на душу как бальзам
    Предсмертные ваши стоны -
    Я никому не дам
    Дрочить на мою икону.
    Я знаю, что обречен,
    Но поздно назад идти,
    Никто из вас не рожден
    Предвидеть конец пути.
    Что будет - не знаю сам,
    Скажу лишь определенно:
    Я не позволю вам
    Дрочить на мою Мадонну.


    Москва. Октябрь-1999.
    "Онемев, ты стоишь на развалинах. Вокруг суетятся люди в спецовках, милиция, работает техника, шныряют репортеры. В толпе ты видишь знакомые лица: кто-то, как ты, застыл в оцепенении; кто-то рыдает и проклинает неизвестно кого; кто-то уже ищет то ли тела близких, то ли ценные вещи.
    Взрыв прогремел ночью - ты чудом остался в живых. Кто-то захотел, чтобы рухнул твой дом, погибла твоя семья, погас твой телевизор. В голове твоей гулко бьется вопрос: «За что?»

    За то, что ты - скот. За то, что миллионы отдавали ради тебя жизни, а ты предал их идеалы. За то, что каждый вечер, проходя мимо бездомных нищих, ты ускоряешь шаг, боясь опоздать к ужину. За то, что, услышав за окном крик о помощи, ты уверяешь себя, что спишь.

    За то, что ты почти забыл родной язык - и считаешь себя русским. За то, что страну наводнили чужаки, грабят, насилуют, глумятся - и ты считаешь себя гражданином. За то, что твоя дочь шлюха - и ты считаешь себя отцом.

    За то, что ты готов лишить своих потомков чистого воздуха - лишь бы жить с комфортом. За то, что ты готов лизать чужие ботинки - лишь бы быть сытым. За то, что ты готов терпеть любой произвол власть имущих подонков - лишь бы не подвергнуться опасности.

    За то, что природа бьется в агонии - а тебе все равно. За то, что Отчизна нищает и распадается - а тебе все равно. За то, что тебе всегда было все равно, пока не разломали твой хлев.

    И я понимаю людей, сделавших это. Они привыкли видеть таких, как ты, лакеями, подстилками и безропотными жертвами. Эти люди презирают тебя и не хотят иметь с тобой ничего общего. Они не хотят подчиняться твоему правительству и жить по одним с тобой законам. Они не хотят, чтобы их дети росли такими же, как твои.
    Потому, что ты - скот и участь твоя - скотская.

    Наверное, ты скажешь: «Я не такой. Я подаю милостыню, люблю Родину и ругаю правительство. Мне жалко природу и у меня хорошие дети.» А потом получишь новую квартиру, встретишь новую жену и купишь новый телевизор. И станешь жить так же, как раньше. Потому что ты - скот."


    Сергей Соловей

    Саратов
    Не дай Бог попасть вам в Саратов
    Город плахи и топора
    Там на долгие годы упрятав
    В лагерях вас сгноят мусора
    Приведет вас в мусарню Саратов
    Мусора на централ приведут
    Там поставят к стене враскоряку
    Будут бить, пока всех не забьют
    Кто там был, никогда не забудет
    Голод, холод и карцера
    На заказ мусорской судьи судят
    И свидетели все - мусора
    Там битком набитые хаты
    Что ни день - то побои и шмон
    А за решкой - все тот же Саратов
    Ночь за ночью снящийся сон
    Не дай Бог попасть вам в Саратов
    Там играет в тюрьму детвора
    Весь Саратов - сплошной Мусаратов
    Город плахи и топора


    Анна Петренко
    (Аткин)

    ***
    - Ну и как в камере? - спросил опер.
    Он меня вызвал в воскресенье, сам. Небывалый случай.
    - Прекрасно. Мне очень у вас нравится. Это просто санаторий какой-то. Если бы
    еще книги и какую-нибудь работу...
    - Ну да, Вы ведь образованный человек. Работа для Вас может найтись.
    - Если я правильно Вас поняла...
    Пауза.
    - Я правильно поняла?
    - Наверное.
    - Нет, я не хочу.
    - Что ж, ничего другого предложить не могу. Сразу предупреждаю, что у нас
    здесь много методов воздействия. Заключенных мы не бьем, особенно женщин. Мы их ласкаем. Шутка. Но вот карцеры, переводы в другую камеру и т.д.
    Вполне можем обеспечить.
    - Я психологически и эмоционально устойчива.
    - Ладно, посмотрим. Как Вам сокамерницы? Не желаете перейти в другую камеру?
    - У меня жалоб нет никаких. Если хотите, можете перевести.

    ***
    Хочется, чтобы рядом был родной человек. Чтобы дом был наполнен им. Чтобы дом знал: вот он уходит утром, приходит вечером, или еще как-то… Но неизбежно возвращается. А этот дом не знает. Он живет в напряженном, тоскливом ожидании. Кто придет сюда завтра, послезавтра, и станет его очередным хозяином? Кто угодно. Несчастный, бездомный дом.

    ***
    Вот почему люди хотят войны. Постоянно и подсознательно. Крича, что они за мир, что не дай бог... Люди хотят войны, потому что страх смерти побуждает их к жизни. Страх смерти и страдание дарят им счастье: люди вновь вспоминают, что есть любовь, что есть солнце, что они живые. Человек любит, страдая. Этим и объясняется весь наш садомазохизм, вся наша привязанность к распятым христам, все слюни и сопли по невинно убиенным и в конце концов самопожертвование и героизм. А что еще дает более острое страдание, чем война?


    Кто не спрятался



    Игорь Федорорвич
    (Сапёр)

    ***
    Я хочу подохнуть молодым,
    Чтоб не было маразма с геморроем.
    Пусть лучше в гроб сведет меня зарин
    Чем обезьянник с мусорским конвоем.
    Пускай я выплюну все легкие в ладонь,
    Но это лучше, чем сапог мента под ребра
    Уж лучше смерть, напалмовый огонь,
    Чем педерасты из отрядов СОБРа!
    Пусть вломится ОМОН и взвод солдат на хату,
    Живыми взрывников им никогда не взять!
    Оставим для себя последнюю гранату -
    Ведь русским взрывникам не страшно умирать!


    Александр Зимбовский
    (Деес)

    Мечта
    Когда в камеру
    Временной изоляции президента
    Войдут двое и скажут
    Господин, пройдемте,
    Проведут его
    по длинному коридору,
    Поставят у покрытой белой известкой стенки,
    Выщербленной от тех,
    кто около нее раньше,
    И скажут -
    За все преступления против планеты Земля,
    За геноцид, бомбежки, пытки,
    И прочие меры по наведению демократии,
    Мира и конституционного порядка...
    Именем революционного трибунала,
    А потом передернут затворы…
    Мир станет сразу же,
    Намного чище, светлее и лучше,
    Потому что сдохнет гадина,
    Которая его оскверняла!

    ***
    В пыли расставят роту,
    Взлетит под солнце птаха,
    Я выполнил работу,
    Меня убьют из страха.
    Часы уже оттикали,
    Исполнен уговор,
    Как школьник на каникулы
    Я выбегу во двор!



    Наш любимый размер


    Лариса Романова
    (Кипиш)

    Ремонт
    Солнышка плачет. Она хочет ссать, а на Бутырке ремонт. Сейчас день, а на шестом будем дай бог к часу ночи. Жара несусветная. От камня внутритюремного двора еще жарче. Асфальт мокасины прожигает. Девок выпустили с автозака, они растусовались по дворику, курят. Бродят хозбыки с трубами какими-то. Китайцы ли, то ли корейцы. Пот с них капает. Сортир заколочен. Рядом яма, где разводят цемент. Приятный запах сырого цемента. Вольный. Такой же дурманящий, как запах метро. Лезу обратно в автозак.
    - Солнышка, ссы в пакет.
    - Я не могу.
    - Во дворе народ. А тут нет никого, все на улице. Пацанов вывели в другую машину.
    Солнышка плачет.
    Беру два пакета, сую один в другой.
    - Давай сначала я поссу, ты загороди. Потом ты.
    Выношу пакет и кидаю в цементную яму.
    Когда Солнышке запросили 13 лет, она пела. Она раньше пела в хоре. На шестой мы въезжали с песнями. С Солнышкой пели все.


    Егор Аксёнов
    (Горев)

    Песня стихийных летчиков
    Мы рождены, чтобы рассыпать пылью
    Привычной жизни надоевший сон,
    Нам кто-то дал стальные руки-крылья,
    И вместо сердца - сорок мегатонн.
    Всё выше и выше и выше
    Летим мы с тобою, мой друг,
    Внизу - черепичные крыши,
    Пора открывать бомболюк.


    ИГРА В КЕГЛИ
    Вы знаете, что такое "ИГРА В КЕГЛИ"?
    Середина октября, на улице Горького моросит уже которые сутки кряду. Сырость висит в воздухе, и погода прямо-таки английская. Рекламы, отражаясь в лужах, заливают все вокруг ядовитыми флуоресцентными красками. Отсыревшие прохожие, продрогшие проститутки, стоп-сигналы автомобилей - ни с чем не сравнимый осенний московский вечер. Пахнет падающей водой, кофе, мочой, дешевым бензином и дорогой парфюмерией...
    Костыль, Понос и я шатаемся вдоль всех этих витрин "Нины Ричи", "Пиццы Хат" и "Макдональдса". Наша сегодняшняя добыча - две рокерских косухи - уже превратилась в несколько бутылок паленого "Распутина". Водка понемногу перетекает в наши жадные рты, переливаясь внутри знакомым теплом. Кажется даже, будто холодная морось испаряется, едва касаясь лысых голов и бледных лиц.
    Из неловко и пьяно припаркованной у "Интуриста", зеленой "Вольво", бухая низами, тяжело вываливается под дождь техно. Мы останавливаемся, пританцовывая Мартенсами, допиваем "Распутина" B последний горячий цветок польского технического спирта расправляет синие лепестки в желудках, блестят глаза, розовеют лица. Лениво развалившийся на переднем сидении зеленой тачки бык - с толстой, как дверная цепочка, голдой на красной шее - на всякий случай прикрывает дверь. Мы хохочем, оттопыривая немытые средние пальцы.
    В сопровождении щуплого, смертельно бледного, кашемирового, в дым укокаиненного мажора появляются из шевелящейся октябрьской сырости две проститутки. Девчонки натянуто, преувеличенно громко хихикают и неуверенно-развязно жестикулируют. Наверное, новички. До нас долетает их сочный, как спелые абрикосы, малороссийский выговор. Бык из-за толстых стекол "Вольвы" глядит настороженно и зло, хлыщ-кокаинист пытается обойти нас стороной, но Костылю всеBтаки удается ухватить одну из блядей за жопу. Она беззлобно и весело матерится.
    Хлопают тяжелые дверцы - иномарка, нарушая все мыслимые правила дорожного движения, выворачивает со стоянки. Вслед ей летит опустевший "Распутин". Попадает в заднее стекло, но отскакивает и разбивается об асфальт. Морось превращает стопари отъезжающего "Вольвака" в расплывчатые рубиновые звездочки...
    Вечер начинает буксовать - еще немного, и он пропадет совсем. Я и Понос скучаем, только неугомонный Костыль по-прежнему полон энтузиазма:
    - Панки мы или где?
    - Иди на хуй! B Понос высоко задирает воротник своей косухи и, пряча сигарету в кулаке, зябко курит.
    - Давайте в кегли! B не унимается Костыль.
    - ??? - Понос выплевывает все-таки размокший окурок и оживляется, хрустит пальцами и вытирает набежавшие из сломанного носа сопли кожаным рукавом.
    - Мне эта затея тоже определенно нравится.
    Мы подходим к самому краю тротуара, мутный поток несет московский мусор мимо.
    - Три, Два, Раз...Гоу!!! - командует Костыль.
    Мы бросаемся бежать через улицу Горького, оскальзываясь в октябрьских лужах, лавируя между завывающими клаксонами машин и матерясь. Оказавшись на противоположной стороне, у дверей магазина "Сыр", переводим дыхание, глубоко курим и пускаемся в обратный путь...
    ...Визжат тормоза, надрывается разноголосый хор матерящихся водил, неподалеку, где-то на Огарева, ревет ментовская сирена.
    Наконец, на четвертом забеге, красная "Шоха", с какимBто очкариком за рулем поддевает тусклым бампером Костыля. Он взлетает вверх, ударяется всем телом в стекло и вперемешку с крошками лобовухи оказывается на коленях перепуганного насмерть водилы. На мокром асфальте, отчаянно тормозящую "Шоху" заносит, и спесивый "Гранд Чероки" ударяет ее в правый бок...
    Появляется Г.Н.Р. из Рубль-Восемь.
    Игра окончена: у Костыля сломаны обе ноги и несколько ребер. Изо рта густо идет кровь.
    Когда носилки засовывают в Скоряк, Костя, очень довольный прошедшим вечером, улыбается, пуская красные пузыри: - Я выиграл, чуваки!
    Две лысых кегли в черной коже, провожают Скоряк с победителем слитным звериным ревом. Расходящиеся с места Д.Т.П. зеваки недоуменно косятся на нас из-под своих шляп и зонтиков.
    Неужели вы не знаете что такое "ИГРА В КЕГЛИ"?


    Давай убъём кго-нибудь?

     

    [ НАЗАД ]
  • Комментарии (7)
  •  
     
    Публикации
    01-02-2015 Жалоба о нарушении права осужденного Ивана Асташина на переписку
    24-01-2015 Владимир Акименков – об оказании помощи политзаключенным и преследуемым
    03-11-2014 Норильская ИК-15 препятствует Ивану Асташину в обращении в международные судебные инстанции
    02-11-2014 О деле и об оказании помощи политзаключенной Дарье Полюдовой
    02-11-2014 «Вечный штрафник» (о политзаключенном Борисе Стомахине)
    05-07-2014 Владимир Акименков: После Майдана Путин бешено закручивает гайки
    23-06-2014 Алексей Макаров: "Сердце моё - в Украине..."
    19-06-2014 Политзаключенный Иван Асташин (АБТО) о российской тюрьме
    24-05-2014 Дело Краснова и других: националисты, антифашисты и теракт на бумаге
    11-01-2014 Кто здесь самый главный политзек?

    События
    17-03-2016 Крымские узники Афанасьев и Кольченко в пыточных условиях колоний ИК-31, Коми, и ИК-6, Копейск
    13-03-2016 Избиение и фабрикация нового уголовного дела в отношении Сергея Мохнаткина
    13-03-2016 Борис Стомахин находится в состоянии сухой голодовки
    13-02-2016 Анонс пикета в защиту политзаключенных «Хватит фабриковать дела!»
    13-02-2016 Избит гражданский активист Евгений Куракин, преследуемый властями за защиту жилищных прав граждан
    26-12-2015 О ситуации политзаключенного Богдана Голонкова, дело АБТО по письму от 08.12.2015
    26-12-2015 Дайджест политрепрессинга декабря 2015 года
    18-12-2015 По политической 282-й начато преследование алтайского музыканта Александра Подорожного
    17-12-2015 Новый фигурант Болотного дела Дмитрий Бученков: политическая биография
    12-12-2015 Ильдар Дадин – первый осужденный «по уголовке» за несанкционированные мирные протесты

    Мнение читателей:
    18-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    17-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    14-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    10-11-2017  t9214071367  Гостевая книга
    08-11-2017  nexans millimat 150  Травля историков Александра Барсенкова и Александра Вдовина

    Купить барные конструкции для ресторанов в Киеве

    © «За волю!»
    Максим Громов Юрий Шутов - приговорён пожизненно Новая Революционная Альтернатива
    Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования